о нас слог к кому пойти на терапию творчество танатотерапевтов программа расписание
Инна Потапова
Кто живет в твоем сердечке: страх или интерес?

читать далее

Ритм сердца. Тук-тук. Тук-тук!  Или тук, тук, тук, тук….А так тук… тук…тук. Знакомо? Биение душевного органа явно зависит от того, как мы воспринимаем окружающий нас мир.

 p5010150

….Вот малыш топает по дорожке, внимательно рассматривая, что там у него, под ножками. И вдруг восторженный крик. Он тыкает пальчиком в какое-то неизвестное для него насекомое или предмет. Ребенок возбуждается и подпрыгивает от интереса. Сердечко стучит быстро-быстро от переизбытка чувств. И то, как мама (папа, бабушка, любой близкий человек) поведут себя, как они познакомят ребенка с новым объектом, оборвут (научат бояться) или разовьют исследовательскую деятельность (научат интересоваться), этот опыт ребенок и усвоит. А теперь конкретней.

Если наша мама любит познавать мир, т.е. воспринимать его всеми органами чувств, (в смысле пользоваться зрением, слухом, обонянием, осязанием…), то прогулка приобретает характер увлекательного путешествия в мир неизведанного, а ребенок  - в дар драгоценный опыт установления эмоциональной связи с миром. Следующий вариант:  мамочка ленива, невнимательна, скорее будет болтать с подругами, чем со своим чадом о прелестях окружения, то она, скорее всего, выберет вариант «не трогай окружающую среду, и она тебя не тронет». При этом она будет использовать эмоции для того, чтобы ребенок научился отвергать красоту природы, а не интересоваться ею «Ваня, не трогай это, фу какой отвратительный жук».  Есть покруче тактика - «сила и власть в руках дебилов».  Может продемонстрировать ее, растоптав безобидное насекомое, или кто там под ноги попадется. А теперь подумаем вместе – какой опыт получит наш ребенок, и как будет воспринимать новое?

 p5010167

Если ситуация познания нового сопровождается страхом, испугом, ужасом, паникой, отвращением, то у ребенка закрепляется устойчивое поведение противостоять новому опыту. У таких детей формируется стремление избежать его, чтобы не сталкиваться с неприятными переживаниями.

Второй вариант познания мира начинается с интереса к внешнему. Он проходит в виде игры, диалога мамы и ребенка, способствующих развитию речи, образности мышления, чувствительности.

Подавление интереса у девчонок и мальчишек приводит к серости, обыденности взгляда, неумению удивляться, отчуждению себя от мира. Реагировать на жизнь в черно-белых тонах -  это привычка, изначально привитая родителями.

 p5010180

Что делать? Посмотреть, прежде всего, на себя, дорогие мои отцы и матери. А где вы забываете проявить интерес? Как вы умеете его проявлять к своему ребенку, мыслям, чувствам, желаниям? С какими нотками эмоциональности этот диалог сопровождаете? Осознавайте, чем вы делитесь с собственным чадом? …Так вот, то, что вы подарили ему, тем он поделится и с вами в будущем. Поэтому психологи и говорят: «Дети - это наше отражение».

И если возникает сложность, помните: «Родители, это вы учите своих детей так жить, изменитесь сами, а затем посмотрите на своих детей».

 

Инна Потапова
Дети, родители – кто мы друг для друга?

читать далее

Причиной написания этой статьи было желание рассказать о детско-родительских отношениях больше. Построение и развитие этих отношений – целое искусство, требующее много эмоциональных, временных затрат. А в наше время они являются роскошью. Родители в вечном поиске, где бы заработать, в постоянной занятости собой. Практически не находят времени для общения с детьми, не говоря уже про близкие отношения. Все их затраты на отношения могут выразиться в предложениях: «Ну что там у тебя в школе? Двойку получил(а). Все наказан(а). Господи, почему у всех дети как дети, а у меня кто?» и т.д. Это одна картинка отношений, свойственная малообеспеченным слоям.

Вторая картинка соответствует семьям с достатком. Родители, как правило, озабочены поиском элитных школ для своих детей, покупкой красивой одежды, лучшего отдыха. Но по моим наблюдениям они заняты созданием своего имиджа, идеального образа, где ребенок должен быть тоже успешный, а то ожидания родителей рассыпяться в прах. Таким образом, родители выполняют какие-то функциональные обязанности, у них много ожиданий в отношении своих детей,  но в этих отношениях так мало искренних чувств, которые так необходимы для становления психики ребенка.

И мало кто догадывается, что вот эти отношения так далеко от тех настоящих детско-родительских. Мне бы хотелось остановиться больше на моем понимании «настоящие отношения». Это те отношения, в которых родители и дети открыты друг для друга, где можно искренне радоваться, огорчаться. В этом взаимодействии они делятся чувствами, переживаниями, опытом. Что особенно важно для ребенка, который еще мало понимает как обращаться с такими чувствами как злость, ненависть, обида, так это то, чтобы он мог привнести их в контакт и был принят. Объяснить от чего они возникают, как с ними обращаться,  а не читать ему нотации, что эти чувства социально запрещены. Ведь ребенок остается с мыслью: «А если они есть, то как с ними быть?». Становясь взрослым он так и несет в себе тот тип поведения, которые привили родители. Учиться жить без чувств, не умея вступать в контакт с реальным человеком, а все норовит как-то пообщаться с «придуманным образом».

Как важно, чтобы в этом мире были рядом близкие люди, которым был интересен твой внутренний мир. Причем, безусловно (без условий) интересен. Как это? Примером может служить любовь матери к ребенку, когда он важен сам по себе, а не своими достижениями и успехами. Да, несомненно, успехи дают возможность родителям гордиться своим ребенком. Но это все вторично. Первично – это безусловная любовь. В детстве можно часто наблюдать такую картину, когда близкие люди говорят ребенку: «Я не буду тебя любить, если ты не сделаешь то-то…». Т.е. существует какое-то условие, при котором возможна любовь к ребенку, а при каком-то нет. Что за избирательность чувств родителей? Да это и не любовь – это манипуляция. Или такое высказывание «Я отдам тебя в интернат- ты плохой (ая)». Ребенок не понимает в чем его плохость, он еще  не успел и пожить, а уже плохой. Просто родителям некогда разобраться со своими чувствами и они готовы вылить на своего ребенка, на его неокрепшую психику все свои переживания. И с самого детства ребенок начинает выполнять условия, при которых его бы любили и при этом теряя самое главное – Себя, свою сущность, свои желания, свои чувства, свою самостоятельность.

Чужое мнение, указание других людей становятся ориентиром его жизни. И мало кто из родителей задумывается о том, какой вклад сделали они в развитие психики ребенка, в становление его как личности. В старости они удивляются, что дети начинают их точно также условно любить. Да и не только в старости. «Что посеешь – то пожнешь!»

Мне очень нравится такое высказывание: «Дети – это драгоценный сосуд, который дан нам на хранение в течение жизни». И это действительно так, если мы задумываемся об этом. В этот сосуд иногда можно что-то осторожно влить, а иногда осторожно отпить. И эти процессы взаимно обогащают и родителей и детей. Как противно слышать, когда какой-то родитель говорит своему чаду: «Да что ты знаешь, вот проживешь сколько Я, тогда и поговорим» или «Яйца курицу не учат». Еще в древности философы не смогли установить, что первично яйцо или курица. На самом деле тот родитель, который говорит ребенку такие слова, просто защищается от каких-то чувств и не берет ответственность на себя за них, а просто переносит на своего ребенка.

Проблема многих родителей, что они сами не умеют обращаться с чувствами. Ведь человеку в дар дана возможность переживать большой спектр чувств, как положительных (радость, нежность, любовь, удовольствие), так и негативных (злость, досада, грусть, ненависть, боль). Без них наша жизнь теряет краски.

И что в результате? Где диалог? Где контакт? Где отношения? Дети и родители остаются в изоляции, так и не найдя той тропинки к сердцу друг друга. Почему? Да потому, что это очень сложно. Ведь чтобы быть в отношениях с близким человеком, для этого надо что-то предложить – свою искренность, поддержку, заботу, любовь, слабость и т.д. А для этого,

Во-первых, в себе надо иметь эти составляющие, чтобы дать.

Во-вторых, могут и не взять или взять, но не все. То ли ситуация не располагает, то ли внутренне не готов, еще время надо.

Построение отношений – это двухсторонний процесс, и если одна сторона не готова участвовать, тогда еще надо развить в себе терпение, родители. Оно поможет выдержать путь постепенного приближения к ребенку, познания его. И так шаг за шагом, удача за неудачей и путь будет пройден.

Но главное, чтобы найти путь к сердцу своего ребенка, разберитесь сначала в себе, родители!!!

Весна с Инной Потаповой
Весна для меня - любимое время года. Всегда жду ее с нетерпением. Я пробуждаюсь,  мое творческое мышление начинает питаться от всех органов чувств и наполняться зрительными впечатлениями, звуками, запахами, вкусами, прикосновениями. Все это крупицы волшебства, из которого рождается великое чувство любви. Весна - вдохновительница любви, а та всегда приводит меня к творчеству.

читать далее

Однажды весной

Весна… Пригрело ласковое солнышко и природа, соскучившись в зимний период за ним, проснулась от зимней спячки. Весеннее волшебство ворвалось в  городскую жизнь.  По утрам весело и громко защебетали птицы за окном. В переходах метро появились продавцы с букетиками подснежников, пролесков и примулы.

А вместе с природой и городские жители отогрелись, заулыбались, сменили зимний гардероб на весенний и приготовились к… Да, да, так и есть, наступило время проявления самых теплых чувств. Такое ощущение, что все население Киева наполнилось любовью и от каждого прохожего остается шлейф чувственности. Попадая в этот поток, невольно заражаюсь и я. И вот я уже иду, улыбаясь прохожим, беседую с каким-то незнакомцем о весеннем преображении, запахах и любви.

Но, возвращаясь домой, понимаю, что кроме кота, меня никто не ждет, и вечер пройдет опять в одиночестве. В последнее время я так и жила. Вроде бы и был рядом человек, но… Я больше не хотела близких отношений с ним. Все мои многолетние попытки гармонизировать отношения сходили на нет, я чувствовала усталость и злость при очередной неудаче. Поэтому плюнула и решила не стучать в двери дома, в котором давно никто не живет.

К этому времени я уже перестала верить в любовь и ее целительную силу. Мир выглядел так, что одним выпали и любовь, и замечательная работа, и финансовое благополучие, а мне достались сплошные несчастья, болезни и одиночество. Глупо так рассуждать, но в тот вечер я думала именно таким образом. Я понимала, что сломалась, и не желала находить в себе силы, чтобы изменить создавшуюся ситуацию. Я купалась в жалости к себе и искала того, кого можно обвинить в своих неурядицах. Можно сказать, что поставила крест на своей жизни и ничего хорошего от нее не ждала.

Но это мое видение своих перспектив, а жизнь иногда распоряжается совсем иначе.  И случаются чудеса, когда казалось все, точка.

В тот вечер я решила провести вечер не стандартно и зашла в кафе. Я уже как-то заходила в него, мне оно  понравилось тем, что и кофе был отменным, и интерьер навевал романтическое настроение. Заняв местечко за столиком с видом на Днепр, и заказав чашечку кофе, я принялась рассматривать сидевшие  пары за соседними столиками. Заинтересовали молоденькие девушка и юноша слева. Они казалось, излучали свечение того состояния, которое они проживали в тот момент. Эта пара замечала только друг друга, а другие вроде бы и не существовали для них. Они нежно прикасались друг к другу, ласково заглядывали в глаза, и столько было тепла в их отношениях, что ним можно было согреть не одно заледеневшее сердце.

«И мое было бы не против погреться в таком огоньке.  Где ты, моя вторая половинка?» - подумала я. И вспомнились почему-то слова из песни К. Орбакайте «Ведь ангел на двоих один, ты знаешь» и стало грустно. Чтобы не впадать совсем в уныние, решила на салфетке написать свое желание: «Ангел, если ты еще со мной, то прошу, помоги мне исцелить сердечко, надкушенное мужчиной, которого я очень сильно любила».

Минут на пять ушла в свои переживания, а очнулась от вопроса мужчины, спрашивающего разрешения присесть за столик. Так случилось, что все остальные были уже заняты. Немного разозлившись на его вторжение в мое одиночество, все же кивнула и стала созерцать набережную в надежде, что на этом наш диалог закончится. У него зазвонил мобильный, и я невольно стала слушательницей его разговора. Минут пятнадцать он выяснял место и время презентации какой-то книги, диктовал номера телефонов, а я пыталась сначала все это не слышать. Но стать глухой не получалось, уж многие фразы задевали своим содержанием…

А уже через несколько минут мы с интересом обсуждали такие темы, как близость, любовь, женщина и мужчина, измена и верность, сексуальность. Те извечные вопросы, волнующие каждого и составляющие фундамент человеческой жизни. Мужчина оказался знатоком в области психологии и к этим жизненным составляющим подходил не поверхностно, в смысле поговорили и забыли, а с глубоким анализом и видением ориентиров. Поэтому беседа помогла мне посмотреть под другим углом на возникший в моей жизни тупик, задать себе вопросы, которых я так тщательно избегала, и в результате прийти к неожиданному выводу.  Что я давно ищу такого откровенного разговора и именно с мужчиной, готового искренне делиться своими мыслями и переживаниями по части женско-мужских отношений. Да и книгу он написал об этом.

Вечер подошел к концу, и мы расстались. Каждый ушел в своем направлении, даже не предложив друг другу обменяться номерами телефонов. 

………..Через некоторое время я понимаю, что со мной что-то не так. Я так долго была в состоянии депрессии и вдруг осознаю: «все надоело, не хочу больше, есть что-то, ради чего стоит жить». И через некоторое время понимаю «ради нее, так много принесшей боли, ради нее, царицы жизни – Любви. Хватит держать свое сердце под замком!». Ого, да внутри меня вулкан, готовый к извержению в любой момент.

Итак, наша неожиданная встреча распиливает прутья клетки, в которой оно было спрятано. Не желая в это верить, я все же решила прислушаться к себе, задавая вопрос: «Что с тобой? Ты наконец-то хочешь освободиться из тюрьмы, в которой так долго пребывало?». А оно, даже, как будто обидевшись, ответило мне: «Да!!! Да ты что не понимаешь, что в этом смысл всей нашей жизни. И без любви ты мертва, ты застыла. Поранившись однажды о любовь, ты решила не впускать ее больше в свою жизнь. Как бы ни так. Это глупо, в конце концов. Ты чего хотела пребывать в состоянии экстаза, в любовной эйфории, упуская из виду, что боль – вторая сторона любви. Именно раны не дают тебе уснуть, превратиться в спящую принцессу, а соответственно, они способствуют большему осознанию жизни, движению в ее потоке. Боль помогает трансформироваться. Ключевое слово – помогает!» Оказывается, сердце - мудрый психоаналитик, если конечно мы его слышим.

Все еще мало доверяя себе, я разбросила карты, прежде задав им вопрос, что со мной происходит. И что же я вижу, карта «исцеление», на рисунке изображен человек, у которого в сердце расцветает лотос. «Ну что, тебе еще необходимы подтверждения, мисс сомнение?» - спросил меня внутренний голос. Ничего не ответив, я заплакала. Слезы бежали и бежали, как будто смывали всю грязь, пыль, паутину в самом сокровенном месте, в которое я так долго никого не впускала. И было такое ощущение, что они готовили меня к чему-то новому – новому видению, новым отношениям, новым чувствам. «Как же долго в этой потаенной комнатке не прибиралась», - подумала я.

На сегодняшний день я уже не та. Я не защищаю свою рану, тратя на этот процесс много своих усилий, а просто открываюсь навстречу чувствам. Я просто теперь знаю, что каждый раз они разные и не факт, что прошлое напомнит о себе. И опыт отношений, приобретенный с одним мужчиной, может качественно отличаться от опыта  с другим. Вот такие метаморфозы произошедшие со мной этой весной.

 

 

Инна Потапова
Сказочки и притчи

читать далее

сказочка для женщин - самодурок

Жила была в непроходимой чаще Баба Яга. Она смотрела в окно на пролетающих птиц, пробегающих зайцев, проползающих ужей и гадюк. Желания у нее не было, чтобы накормить их чем-то вкусненьким, поговорить с ними о чем-то интересненьком. Не знала, как это делается.

Она привыкла жить одна, в глубоком одиночестве. Разговаривала сама с собой, да и с ночными мышами. По ночам варила разное снадобье. С каждым прожитым годом она понимала, что в чем-то она ошиблась, но только не понимала в чем...

В дружбу она не верила, поэтому и грустила, потом вдруг решала, что надо сварить какое-то зелье, собирала травы, варила, выпивала на сон грядущий и ждала утром волшебства под названием "Новая жизнь". Но не тут то было, открывая глаза, она чувствовала сильную головную боль, после чего просыпаться вовсе не хотелось, а главное - друзья не появлялись. Ну не знала она, что с помощью магии друзей не приобретают. Так вот, поплакав, она снова шла собирать травы для нового заговора. Это семейная традиция, так учили бабу ягу мама и бабушка. Глупая, не понимала, что не те способы выбирала, телевизора не было, интернетом не пользовалась, так и жила...Сама...Дура...

Так продолжалось пока однажды в окно ее избушки не постучал одинокий путник. Он был голоден, истощен физически, грязен и перепуган. Сначала Баба Яга решила не впускать его, потом закралась мысль "может, его съесть", но передумала. Решила посмотреть, что из этого визита выйдет. Открыла дверь, пригласила внутрь, нагрела воды, чтобы путник искупался, заварила душистого настоя из трав и испекла пирог. В общем накормила, напоила, да спать уложила. Она нарушила семейную традицию "съесть нежданного гостя", передаваемую из поколения в поколения, поступив по другому.Теперь она - предательница по отношению к своему роду, автоматически изгнана и отвержена, она не хранителница тех знаний, которые были переданы в наследие. Но ее этот факт уже не волновал, уж лучше быть предательницей, чем одинокой Бабой.

А пока мужичок спит, бабка призадумалась чем его накормить, да с помощью каких вопросов разговорить и узнать о нем побольше. Откуда он? Из каких краев, какие там традиции и обычаи?

Вот так сидела на кухне у окна, задумавшись о старой жизни, об одиночествеи о сегодняшнем чуде. Как сделать так, чтобы узнать его и не съесть, если вдруг разозлится, и не очароваться...И быть может, ей повезет, на миг она станет не такой одинокой?!

 


 

Сказка о том, как из дерьма конфетку сделать

"Змея ползла по тропинке. Не заметила опасности, заползла в корни дерева, выступающие над землей, ну как и полагается - запуталась в них. Зашипела, стала звать на помощь. Долго никто не приходил освободить ее. Она смирилась...

Но вдруг прилетел воробей. Он стал клювом долбить тот корешек дерева, который  удерживал змею. А она, уже истощенная от голода и напуганная, взяла да ужалила воробья. Он не умер, но помогать больше не стал. А она из-за гордыни не смогла признаться, что сейчас слаба и напугана, осталась в гордом одиночестве.

Но как ни старалась - умереть ей удавалось. И пришлось жить вот в таком мучении, зажатой в рамках и голодной, напуганной и истощенной. Ей хотелось быть на свободе, она смотрела как по деревьям прыгают белки и завидовала им, ведь у них есть  здоровые лапки. Она смотрела на птиц, летающих в небе и завидовала им, ведь у них есть крылья.

..."А что есть у меня?- спрашивала змея. На что могу опираться я в своей жизни? Ну нет у меня крыльев, нет лап, только язык, им могу жалить, защищаясь от врагов. А как его еще можно применить?" Еще не знаю", - подумала гадюка и уснула. А ночью ей приснился сон, что голос ее стал волшебным, и теперь когда она будет говорить, рассказывать, просить - ее услышат. И это ее Дар, ее язык или речь...

Она говорит теперь только тогда. когда обратятся к ней за помощью и ее речь лечит нуждающихся. Змея - мудрая, не правда ли?!  Но никто не знает как она эту мудрость приобрела."


 

Проекция своей боли

Стоит подсвечник на подоконнике. Он сейчас пуст, свеча сгорела, а другую забыли вставить. Какой же он без огня? …Сам по себе красив, интересен, высок, строен, привлекателен, но есть одно но…он пуст. В нем нет того единственного, что делает его загадкой, волшебством – нет огня. Как только внутрь него вставляется свеча, он преображается, играет бликами, манит взгляд, погружает в мечты, расслабляет и возвращает к самому себе настоящему. По-разному выглядят подсвечник со свечой и без нее. Вариант со свечой – это как быть с людьми и проявить свое настоящее. Вариант без свечи – одиночество, ношение образа, создание идеала – скучно!!!!!!!!!!!!!

Бог создал этот подсвечник и вдохнул в него душу, для того, чтобы он светил и другим и себе. А он привык жить наполовину, показывая только часть себя. Так ему безопасно. Он не знает зачем ему эта безопасность нужна, он до сих пор не может оправиться от пожара, в котором сгорела прежняя свеча.


 

Из прожитого

"Голубь - красивая птица. Вот он  расправил свои крылья и парит в голубом небе. Иногда смотрит вниз на землю. Там он может найти место, чтобы  приземлиться, отдохнуть, а затем вновь подняться в небо. Период полета, период приземления.  Именно эта смена обеспечивает плавность передвижения. Он не боится надолго задержаться на земле. Как только почувствует, что пришла пора лететь, он это почувствует по отдохнувшим крыльям, накопившейся энергии.

...Он просто осознает себя,  свои возможности, свою силу, и свое желание - ЛЕТЕТЬ. Он свободен в своем выборе. И все выше перечисленное придает жизни удовольствие. Завидую тебе, голубь и хочу так жить…

А еще я вижу в его поведении умеренность, а в ней - любимой - удовольствие. Мера нагрузки воспитывает силу воли, а чрезмерная - ломает ее. Мера съеденной пищи насытит организм полезными веществами, витаминами и т.д. и т.п., а лишнее обеспечит токсины. Мера отдыха позволяет возникнуть желанию воплотить во внешнем мире свою идею, а чрезмерная нагрузка превратит меня в  истощенного ленивца. Крайности можно соединить только умеренностью.

Я хочу стать голубем, а лучше голубкой"


 

Пустота и любовь

Горы. Снег. Утренняя тишина. Солнце медленно просыпалось сегодня, вот оно наконец выглянуло из-за верхушек деревьев и уселось на снежную тучку.

"Зачем я спряталось в эту мягкую серую подушечку?", - подумало оно. "Почему мне так необходимо появляться перед взором других в пелене, туманности и нечеткости. Что за история обмана?  Кого дурачу -  себя или тех, кто на меня смотрит? Что есть во мне, чего доверить другим не могу и тогда Это прячу за тучкой?"

... Такие размышления посетили Солнышко сегодня вновь. Оно и раньше задумывалось об этом, но в прошлом они не имели такого значения, как сейчас. Солнце грустило и поэтому лучи не имели той интенсивности, силы и тепла, чтобы обогреть Других. Все внутренние силы уходили на удержание в себе потока любви, не растраченного за последние  годы.

...Солнышко, глупое Солнышко, в своей молодости  раздаривало  себя без остатка, ему хотелось и в ответ получить любовь и свет. Оно несмышленое, неопытное тянулось почему-то именно к тем, кто его выпьет до дна, а затем, когда нечем больше поживиться, бросит в одиночестве. А Солнышко снова и снова совершало ошибку. Оно тянулось лучиками, словно младенец ручками к маме и папе, чтобы почувствовать ту глубокую связь, сближающую и напитывающую всех, именно всех. Но бывают и другие варианты связей, когда один, голодный и пустой, поглощает маленькое создание, и взамен даже и не думает поделиться с ним тем, чем обогатился за счет наивности и  невинности.

... Но это было в прошлом.  Солнышко  повзрослело. Оно накопило в себе много  тепла и нежности, ласки и любви, научилось понимать, кто перед ним и хочет выбирать тех, кому будет дарить все накопленное. Тому, кто не паразитирует за счет чувств другого, а способного принимать и изливать из себя уже обогащенное своими чувствами и своей наполненностью. Вот такой связи ему хочется, вот такой любви.

А еще ему хочется, чтобы его любили не за количество любви и тепла, которые оно излучает, а просто так, потому что оно - Солнышко!!! И больше оно не будет оправдывать ожидания других, не для этого родилось. Солнышко ищет опыта настоящей любви. А пелена и туман ему необходимы для того, чтобы скрыться от вампиров.


 

Ангел и Демон

Ангел И Демон сидят на крыше дома. Взошла луна и осветила их. От Ангела падает тень, а от Демона  - нет. Демон заметил эту особенность и спросил у Ангела: "Как же так? У тебя есть две части: и светлая и темная. А у меня сплошная темень, словно я сам стал тенью и нет четкой границы между мной и нею. А я хочу, чтобы у меня была светлая часть. Ангел подумал и ответил: "Тогда Тебе прийдется стать Ангелом. Готов ли Ты войти в другой образ, другой стиль жизни. Подумай хорошенько прежде, чем ответить. Потому что свет - это ответственность, это любовь, это расслабление и удовольствие, это постоянное желание видеть в мире Красоту. Вот поэтому подумай хорошенько, чего хочешь, и сделай выбор!"

Замолчал Демон... Он решил осознать, что тут наболтал сосед по крыше. Чувствовал он, что внутри согласен со всеми высказываниями. А как же образ? Он так привык к нему и как с ним расстаться? Это что.... ему стоит изменить свою жизнь??????????

Инна Потапова
Стихотворения

читать далее

В жизни наступает момент, когда начинаешь благодарить другого за то, что он может принять твою любовь, нежность, за это ты ему признателен. Что же делать, когда близкий тебе человек не готов брать…

Я в этом мире не нужна -

Меня не любят и бросают.

И эту боль прожить не в силах я одна,

И сердцу вновь замерзнуть…не оттаять.

Мужчины!!! Я любила вас…

А вы глумились, видя мои раны

Как больно… в горле спазм сейчас

«Не надо мне небесной манны»,-

Я говорю, кричу и разрываю пополам

Картинку иллюзорной жизни

Вот мое сердце… И теперь кому его отдам?

Нет в мире для меня сегодня близких.

Моя любовь нужна лишь мне,

«Другим смешна она. Вот глупо,-

Произношу себе наедине.

Ее отвергнут вновь, тем самым загоняя в ступор

Мою спонтанность, живость и игру,

Воображение ума и сладость мысли.

«Кому?», - отдать накопленное…у-у-у

Все чувства в мысли перешли…да…а затем зависли.

 


 

01.10.2009                                        Ода женской мудрости

 

В душе огонь, в душе обида

С кем  эти чувства разделить?

Несусь со скоростью болида

Я в эпицентре боли… Как не взвыть?

 

Я плачу, вою как волчица

Из голода попавшая в капкан

Не скоро ране залечиться

Какой тут нахрен вальс, фокстрот или кан-кан?

 

Хотелось  песни, легкости, полета

Искала волка, чтобы в страстном танце закружить…

Но встретив вместо волка бегемота

Решила «оборотня» заботой и любовью  окружить.

 

Ошиблась я!.!.!. Сама голодной оказалась

Любви хотела Я, не Он

Теперь с иллюзией рассталась

Преодолев  тяжелый долгий марафон.

 

Цена прозренья столь огромна…

Что выдержать ее под силу храбрецу.

Осознаю: «Любви сама достойна.

Не дам мужчине-подлецу!»

 


 

08.12.2009

Я долго существовала как во сне

Глаза закрыв на радости земные.

Душа моя, стремилась я к тебе,

Чтобы покинуть бренный мир и вознестись в иные.

 

Не знала я, что Эта Жизнь – моя судьба

Все ожидала… вот подарится другая.

Глухой, слепой и одинокой оказалась…Да…

Фантазии одеждой были…а теперь - нагая.

 

Мечты и грезы погружали в сон,

Укутывали нежно и в плену держали.

Свободное дыханье превратилось в стон,

А мышцы напряженные - устали.

 

Быть рядом с жизнью, но не в ней…

Процесс на отпевание души похожий.

Как грустно, хоть вина налей

Иль  с ядом яблочко погрызть? Ой, нет, вот так негоже.

 

Я жить хочу! Душа моя! Не я к тебе, а ты ко мне,

Вернись из мира теней, сумрака и боли

Я жду… Есть место для тебя во мне

Жизнь без тебя – сплошное одиночество и горе.

 


 

11.01.2009        замороженное сердце  

Как думаешь, осталась ли в моей душе любовь?

Отвечу, не тая своей обиды и печали

Погас источник, а истопник не подбросил дров

В этот костер любви… и струны сердца зазвучали

То плачем годовалого мальца, то визгом вислоухого котенка

И стало холодно, замерзла впрямь душа

И все же свет любви найти старается в потемках.

Ей время нужно, чтобы растопить тот лед,

В него ведь сердце превратилось.

Не каждый произошедшее со мной поймет,

Но ясно мне! С иллюзией сегодня я простилась.

 


 

Май 2008

Ты прикоснись губами к шее нежной,

Руками плечи обними.

Теперь Я знаю, что не буду прежней

Вошел Ты в жизнь мою, пойми.

Как странно…еще недавно Я у Бога

Просила подарить мне счастья луч

И вот открыта к небесам дорога,

Блестит огнями среди туч.

Пойду по ней, не озираясь,

Так пожелала Я, таков мой путь

Хочу Я жить, в любви купаясь

Души движенье вспять не повернуть.

Душа моя к любви созрела

Хочу, чтоб Ты об этом знал

Ту боль, которую нанес Ты неумело

Сейчас Ты поцелуями унял.

От нежности и ласки стонет тело

В экстазе слились Ты и Я

Простить друг друга можем смело

Любовь – вот истина моя.

 


 

05.03.2008

Песнь об одиночестве и Боге-Самости

 Моя душа болит и сердце плачет

Все эти раны вмиг не залечить

Ты думаешь, что это ангел скачет

Нет, это демон! Как их различить?

Вся моя жизнь – самоотдача

Я отдаю себя «друзьям», семье

Когда же в кассе будет сдача

И я пойму, что Я нужна Себе!

О, Господи! Ведь про тебя все размышленья

Ты – мой учитель и по жизни путь

И вот, забыв Тебя, придумала: "мой муж является теченьем

В него-то стоит впрыгнуть. Затонуть".

Но нет! Как горько ошибаюсь

Опять попала я впросак

Мой близкий человек не Бог и снова затыкаюсь

Снимаю с глаз очки, реальность – ты? И как?

Мне больно, горько и досадно

Я словно ветер пролетевший вдруг

Нет Бога в муже, ну и ладно

Поможет мне друзей хороший круг.

Пойду на Днепр, увижу дали

В них рассмотрю свои желанья и мечты

А если, что нажму я на педали

Велосипед вот, Я на нем и Ты! (Бог-Самость)

 


 

11.01.2009

Прощение

 Я плачу не о том, что жизнь застыла

Что смерть пришла быстрее, чем ждала

Слеза бежит из глаз из-за того, что я простила

Простила всех и навсегда сейчас.

Хочу простить еще себя за все уроки жизни,

С оценкой «пять» они иль вовсе не сдала

Экзаменировать себя,  как глупо, горько… Инн, не кисни

Итак, всю молодость ты демону в аренду отдала.

Вот, думаю, что к старости я буду все ж мудрее

Весь опыт боли переплавлю в драгоценный сплав

Окончу школу жизни, препятствия преодолею

О Господи, сейчас силенок и надежды мне прибавь.

 


 

07.07.2008

Хочу писать стихи про то, что Я скучаю

Про то, что Я люблю тебя и в этом замечаю

Как часто глупо дни уходят, а я все молчу

В любви теперь признаться Я хочу.

В любви прекрасной, зрелой, полной

Внутри бурлящей в виде речки полноводной

По берегам ее цветут цветы

Хочу, чтоб знал об этом Ты.

В процессе жизни понимаю

Любовь к тебе – подарок, точно знаю

Но чтоб такое говорить

Пришлось сначала научиться жить.

Инна Потапова
- О Любви

читать далее

Сегодня светит солнышко. А по прогнозу погоды был обещан дождь. И я говорю про себя, чтобы никто не слышал «Пусть будет солнышко, природа давай с тобой договоримся». Сегодня везем Максимку в больницу и очень хочется идти по улице с колясочкой под ласковыми лучами, а не под проливным дождем. А еще хочется, чтобы это солнышко душу обогрело. Холодно давно там, очень холодно и темно, как на кладбище.

Сейчас задумалась о том, что очень долго живу с болью в душе и не отпускаю. А смысл? Мой терапевт ненавязчиво напоминает: «убери из сердца боль, а из пустоты что-то новое, да и прорастет».  Мой разум об этом знает и даже предлагает впустить туда любовь. Но я привыкла жить с болью, она возникает раньше, чем я откроюсь. Это моя защита - чтобы никто не успел мне ее причинить первым снова. И когда я вдруг решусь открыться для мужчины, то не дам ему такой власти (делать мне больно) надо мной. Ни один мужчина не  стоит того, чтобы сердце расползалось пополам или такого еще не нашла или не искала, а может намеренно не хочу видеть подле себя.

Если человек защищается от любви, он становится призраком, а еще может привыкнуть к жалости. Порой мне хочется, чтобы меня любили, и совершенно не хочу жалости. А еще знаю, что моей храбрости недостаточно на данный момент, чтобы открывать сердце и впускать туда мужчину. Что тогда делаю? Просто сижу и слушаю, что он мне говорит, уже не убегаю, иногда прошу помощи, но впускать на свою территорию – не хочу, нет у меня ресурсов, чтобы справиться с очередной болью. Я только оправилась от прошлых потерь и потихоньку стала открывать глаза, чтобы принять этот мир - порой бесконечно жестокий, а порой ласковый и нежный. Сложно писать эти строчки, особенно про любовь и холодное сердце. А еще тяжело восстанавливать руины. Иногда мне кажется, что построить с новым человеком было бы гораздо проще, чем реставрировать прежние. Потому что много силы душевной уходит на то, чтобы трезво взглянуть на вклад каждого в эти отношения, признать свои ошибки, стать мастером переговоров и объяснить Другому, что и ты уже Другая.

А в ушах застряла фраза: «А хватит ли у тебя смелости любить одного мужчину всю жизнь?»

Наташа Сергеева
Стихотворения

читать далее

***


Мальчик-одуванчик, прыгает в окошке.
Смотрит из окошка мама на него.
Смотрит и не видит.
Видит только кошку.
Кошку на дорожке, играющую с ним.
Смотрит и не слышит ни меня ни кошку,
Думает о ком-то, кто не нужен ей.
Посиди немножко рядом с мамой, кошка!
Может на дорожку выйдет и она. 


Осеннее

Дни, точно листья, нанизанные на тонкую ветку, пахнущую землей.
С той лишь разницей,
Что в листьях солнце с большим вертикальным рубином на женском пальце и ветер.
А дни -
Похожи на паровоз, с чугунным дымом, простудой и тоской. 

***
                        
                     Любовь моя, цвет зеленый (Лорка)

Когда уходит любовь,
Когда улетают птицы,
В руках остаются спицы,
И ниток зеленый цвет.
... а дальше,
Привет, рассвет!
И ниток зеленый цвет.
Когда затихает боль,
Жвачкой залепленной дыркой,
На смену приходит другой
Такой же слепой хромой
И вообщем-то славный парнишка.
И радость следом за ним
Бежит в припрыжку икая!
И как мне быть, - я не знаю,
Но думать я буду потом! 

***

Можно я буду поэтом,
Когда невозможно уснуть!
И не надо храпеть по субботам!
Не нужно меня учить!
... когда нибудь я напишу еще
И положу туда все что ушло за мною вслед.
И сердца жар и холод льда
И то, что выпить не смогла моя послушная рука.
Я заслужу вашу любовь!
Я выйду за пределы слов!
Иль запихну эти пределы в туманность путанных слогов!
Пусть им там будет хорошо
Свободно, радостно, легко!
И может быть меня оставит
Сарказма желчь и баловство.

 

***

А в глубине была весна
И в небе, что живет отдельной жизнью, птичьей.
И многие несли  студенческие мысли.
Все нужно начинать с нуля:
Перечеркнув, повесив, изойдя тоскою.
Так, чтобы ложечек вранья осталось только на себя
И ничего во внешнем проявленьи!
И если стих, то тоже для себя!
И если роль, то близкая к финалу.
И если страх,
Гулять с ним до утра
И потерять случайно у вокзала.
Поскольку он крадет мои часы,
А если говорить абстрактно - время!
Мешает думать, тормозит терпенье.
И где-то там вверху вот-вот взойдет луна
Хоть только пять часов, почти весна.
На крышах воронье сидит уютно в ряд ... кричат.
Вдруг тишина с собакой лающей из-за угла
Почти весна.

***

В земле бывают солнца капли,
которые соединяются водой.
Вода не может вымыть солнца,
но может подружить с землей

***

Жизнь на обеденном столе
И лодочка плывет по кругу.
Окошко сохраняет свет и темноту
И может странно выглядеть ...
снаружи

Людмила Рехтина
Творчество

читать далее

lyuda rehtina  flowers

* * *

Что ж со мною происходит?!

Я не могу понять…

Такая грусть приходит,

Что невозможно унять.

Внутри так сильно жжёт,

Сердце вырывается,

В груди  прямо печёт,

Душа, что ль мается?

Даже стены эти

Сговорились против.

Против всё на свете!

Хотя ничего вроде

Плохого и не происходит

Может это просто

Разум от меня уходит?

А вдруг это правда?

Сумасшедшие ж не знают,

Что им лечиться надо!

Они не понимают,

У них нет преграды

В желаниях своих.

Радуются, когда рады.

И плачут за двоих.

Может их счастье в этом?
Ведь таких мы многих знаем,

 Кто стал художником,

А кто поэтом…

 

 


 

 Обида.

 

Она пришла и села у окна.

Дождливый день её глаза увидел,

Увидел то, что каждый ненавидел:

Душа её была обидою полна.

Грусть и досада били через край,

Похудев от нервов, она преобразилась -

она немного внешне изменилась.

В глазах печаль и слёз волна.

Теперь её попробуй-ка, узнай!

Дугой упрямой изогнулись брови,

И в памяти всё снова ожило:

Всё, что казалось вроде бы прошло

Опять взыграло в этой бурной крови.

Весеннее дыханье ей в глаза,

Но знобящий холод в душу проникают,

И там пустое место занимают.

Теперь там только ветер, пустота...

Она пришла и села у окна.

И только дождь, и ветер понимали -

Они всегда близки людской печали

Когда душа обидою полна...

 

 

 


 

 

 Улыбнись!

 Посмотри вокруг!

Останови теченье!

И ты заметишь вдруг,

Что каждое мгновенье

Твоей бесценной жизни

Так прекрасно!

А мыслишки

угнетают ужасно.

Думаешь о том,

Что одеть сегодня

И чего бы съесть потом.

Надо бы отвлечься

И говорить себе порой:

«Послушай кА, проснись и пой!».

 


 

 

Не торопясь.

 Я смотрю тебе в глаза

И снова понимаю,

Что так больше жить нельзя

И сама от себя прозреваю.

А может от тебя?

Не знаю…

Но каждый день,

С тобой я словно тень.

Так Бог с тобой…

Я будто бы проснулась…

Как вроде уезжала,

А сейчас вернулась.

Но разве только себя

Нужно винить?

Мда…даже в любви

Не стоит спешить…

 

 


 

 

 

Опять трудностям.

Сегодня я спросила у своего пса: «В чём для Тебя секрет жизни?».

Он ответил мне: «Гонись за тем, что бежит».

Я спросила: «А если никто не бежит?».

Он ответил: «А ты лишь подожди…».

Я всё время воин. Всё время, сколько себя помню.  Я стояла и стою на своём, сражаюсь с Вселенной, с собой, Богом, людьми – в общем – с трудностями. И я так увлекаюсь, иной раз в этой борьбе, что не замечаю себя и раню.

Злые силы следят и любуются, как умирают мои мечты, потому что с ними умирает ещё Нечто…так не лучше ли погибнуть в погоне за мечтой? Тогда, хоть, можно будет сказать, что мне было ради чего жить…

Я с вами, трудности, всю жизнь, до сегодняшнего дня и момента сражаюсь. Мне не известна вся мудрость жизни. Но, я знаю наверняка: сегодня снова прольётся кровь, и это будет ваша кровь, трудности, но, так же, и моя. Потому что я буду честно биться! Поэтому, прошу вас, подумайте, трудности, хороший ли сегодня день, чтобы умереть? 

Но если последняя трудность, со слезами на глазах положит перед моими ногами своё оружие, я спрошу у жизни: «И что же дальше? Что теперь?!». Нет, пусть борьба продолжается…

И этот вечный страх, что что-то не успею, в конце концов, сжалится надо мной, и прольёт слёзы любви…

Очень надеюсь, что в этом я права. ;)

 

  ***

 

Порой так тебя хочется обнять! Ну так, очень сильно. Действительно сильно.  Я имею в виду очень-очень сильно. Нет, не просто сильно, а очень-очень очень очень сильно. Так, что аж уши краснеют.  Только деревьям нравятся такие мои объятия.  


"Она его ждала..."
 
Она его ждала
И с трепетом мечтала,
Когда же наконец
Сможет взять его за руку
И, поцеловав, сказать:
"Какой ты молодец!
Что наконец
Разрушил эту муку,
Эту злую скуку!
И краски ярче стали.
А когда тебя нет,
Как будто бы засняли
Чёрно-белое кино,
В котором все всё время спали.
И такое дли-и-инное оно.
А когда ты рядом -
С неба звёзды градом,
Солнце ярче светит
И любовь, щедрым водопадом
Наполняется внутри.
Ты её бери!
И испей до дна.
Понравиться тебе она должна.
Ведь она чиста, как детская слеза.
Как я люблю твои глаза...
Твою бездонность в них.
И я хочу тебе сказать,
Как и тебя люблю я очень.
И, между прочим,
Как никого и никогда...
И буду стараться
Любить тебя всегда...
Как долго я ждала...
Как долго же искала
В целом мире я тебя!
И наконец нашла.
Наверное суждено,
Но хочу сказать тебе одно:
"Так надолго, милый,
Не оставляй меня одну.
Ты же воздух мой,
Я без тебя умру..."

 

 

Людмила Рехтина, майское

читать далее

" научите не чувствовать!"

 

Научите не чувствовать меня!

Научите!

Это как какая-то западня!

Помогите!

Все эти чувства во мне,

Как полено в огне!

Научите не чувствовать меня!

Научите!

Страдают другие, страдаю я...

Неужели всё таки западня?

Научите не чувствовать меня!

Научите!

Сильная в груди боль

Кричит: "Выйти мне позволь!".

Научите не чувствовать меня!

Научите!

Иногда во всём теле жжёт,

И только, кажется, пройдёт,

Как всё тут же снова жжёт...

Научите не чувствовать меня!

Научите!

Но ведь всё же бывает приятно!

Так, что не хочется обратно...

Охота лишь в этом быть,

Но и боль никак не забыть...

Не учите не чувствовать меня...

Не учите...

 


 

***

Как-то жить мне стало страшно...

Нет, никто и ничто мне не угрожает.

Может это напрасно?

Вроде и ничего не угнетает.

Но что тогда происходит?

Может стало страшно,

Что день за днём уходит?

Ведь всё что не важно - важно!

Каждая секундочка жизни -

Это как океана часть!

И только капелькой брызни,

Как у него уже вся власть!
Вроде всё просто, кажется.

И судьба у твоих ног.

Но что-то опять не вяжется.

Или ты, или кто-то помог...

Видимо, надо расслабиться.

Пусть всё идёт своим чередом.

И как-то всё само сладиться.

Пусть не так, как хотелось,

Но об этом потом...

 


 

***

Я улетела...

И вдруг меня нет!

О, облака! О, небо, привет!

Я прям обомлела!

Это закат или рассвет?

Ой, где же моё тело?

Его нет! Его нет!

Как же легко без него!

Ни боли нет, ничего!

Как же легко, как легко!

Ни холода, ни ветра в лицо!

Как вроде я в лоне матери,
И тут невесомость такая...

Что забыла я, кто я такая?

Может я гибкий червячок?

А может хрупкий мотылёк?

Я так не хочу возвращаться...

И не буду я даже пытаться...

Мне ведь так хорошо сейчас...

И, простите, мне даже не до вас...

 ***


 

Ты любишь меня,
А я тебя - нет.
Я люблю тебя,
Но ты меня - нет.
И в чём же секрет?
А что значит любить?
Про всех и всё забыть?
И только для тебя жить?
Да нет, вроде нет...
И в чём же тогда секрет?
А кто-то знает, впрочем
Зачем мы по этому поводу
Друг другу головы морочим?
Наверное так прелестней,
И жить становится интересней.
Но что же такое любовь?
Это взрыв адреналина в кровь?
Это ведь бывает опасно.
И мы думаем напрасно,
Что без неё никак,
А всё остальное - пустяк.
Так может просто любить?
И никого даже не винить?
Просто друг друга
Этой самой любовью пьянить...

 


 

Фразы

 

Ты звонишь мне так часто,

Телефон обрываешь -

Это очень опасно,

Ты же сам понимаешь!

В провода проникают

Посторонние звуки,

А эфир засоряют

Ревность, ссоры, разлуки...

Фразы остыли в эфире,

Сразу о них мы забыли!

Звёзды за нас всё сказали,

Просто мы не замечали!

Киловаттами порций

Круглый год в целом мире

Волны чьих-то эмоций

Раздаются в эфире...

Кнопки пальцами тронешь -

Всё легко и приятно,

Только если позвонишь -

Говори о приятном!

- Алло! Алло!

- Привет, малыш!

- Мне повезло, что ты не спишь...

- Который час?

-И я не сплю!

- Тебе звоню сказать "люблю, люблю, люблю"...

 


 

"Поцелуи"

 

Что же со мною такое?

Я не могу понять!

Может теперь нас трое?

Только не мне решать...

Ветер задёрнет шторы

Или в глазах - туман?

Только всё разговоры -

Каплями в океан!

Молчать, кричать

И хотеть тебя поцеловать...

Обнять, понять -

Поцелуи не умеют лгать!

Даже прикосновенье

Может сводить с ума...

Дай мне одно мгновенье -

Я разберусь сама!

Просто устала верить,

Просто боюсь понять,

Но закрывая двери,

Я не смогу не ждать...

Людмила Рехтина
Свобода

читать далее

Как часто это слово и суть его превращаются порой для меня во что-то такое значимое и необходимое, что иногда даже дышать сложно... Вопрос лишь в том, ЧТО я понимаю под свободой. Только сейчас начала задумываться про это, после долгих лет отношений с этой самой свободой. Было всё, и желание обладания до маразма, и сожаления, и превосходство, и злость, и многое другое. Скорее всего, просто настал момент, когда я могу остановиться, подумать спокойно. Вроде как со стороны взглянуть на мой славный танец со свободой. Это, по-моему, танго. Или что-то вроде Фламенко. Если я наконец могу говорить вот так об этом, значит похоже я стала свободной от погони за этой свободой? Без тавтологии здесь не обойтись. Может, я таки стала свободной? И тогда возникает вопрос, от чего? Вот задачка. Как же я стала свободной от чего-то, если сама не знаю от чего? Это наверное какое-то внутреннее состояние. Быть свободной для себя самой. Быть гибкой что ли. И сейчас пишу это и сердце заколотилось. Что с тобою, моё сердечко? Ох, если бы только могло говорить моё сердце... Попробую прислушаться... Да, вот оно, похоже сердечко заволновалось, а что же дальше? Что теперь? И страх, и тревога, и жуткий интерес в том, что освободилась от чего-то, а для чего? Для чего мне теперь эта свобода? О, Боже, сколько же волнения! Вроде прикоснулась к чему-то неизведанному, манящему, и так хочется попробовать на вкус... Как открылись тяжёлые, высоченные ворота в страну чудес. Пройден немалый и непростой путь, чтобы эти ворота открылись. Осталось лишь сделать шаг за их пределы. Как же соблазнительно. Но может ещё присмотреться, заглянуть одним глазком? Ведь так привычен был тот путь с препятствиями, а здесь я ещё не устойчива. Ощущение приобретения себя, знакомства с собой. О, это непросто, но так интригующе. Как прекрасно, я завела роман с собой...

Олег Паценко
Близость

 Это когда я выбираю говорить с тобой, и ты выбираешь со мной говорить.

читать далее


- Я люблю тебя!

- Не то!

 - Я буду ждать тебя!

- Не то!

- Карл, они положили сырой порох!

- Вот! У кого ещё есть такая женщина...

Из фильма "Тот самый Мюнхгаузен"

 

Я узнаю её по тому, что мне уже не надо притворяться с тобой и не хочется говорить о себе. Хочется молчать. Молчание может быть разным. Свинцовым, ватным, с тяжестью в груди, с болью в сердце, с дыханием, подобным звуку замирающего двигателя – когда сказать уже нечего. А может быть – глаза в глаза, когда я спокоен, ничего не жду, а ты улыбаешься. И я понимаю, что так много тебе хочу сказать, что слов уже не осталось. И всё, что было, уже неважно. И уже допустимо сказать: «Ты так мне дорога», - и: «Мы с тобой одной крови», - и:  «Вот, у кого ещё есть такое…». И радость, что встретились. И понимание того, что так, как сейчас, уже не будет. Будет по-другому. Не навсегда. Не потом. Не вчера. Но важнее то, что здесь и теперь.

Я узнаю её, когда могу говорить, как мне с тобой, а ты можешь говорить, как тебе со мной. Когда за печалью от невозможности остаться следует счастье того, что мы рядом, когда уже неважно, умный я или глупый, потому что можно быть глупым, могу ли я описать, что чувствую, потому что чувствую, когда я ощущаю вдруг, что всё происходящее прекрасно и мучительно, причём одновременно. Когда всё, что сейчас между нами, неразнимаемо, не подвержено мыслям, анализу, объективации, рационализации и прочей канализации. Когда остаётся только вот так. И мне горько и сладко, тепло и мороз по коже, и, чёрт возьми, я живу и проживаю каждую минуту, и не могу ей напиться, этой водой жизни. Раздели со мною воду жизни.

Олег Паценко
Письмо маме и папе

читать далее

Сегодня я болен. Болен близостью. Много сладости, удовольствия, и боли, грусти, печали – одновременно. Я успокоен и одновременно – нет. По привычке рвусь что-то делать, и вот решил постучать по клавиатуре. О чём буду стучать, не очень понимаю, и надо ли, тоже.

В этом, видимо, трудность. Проживаемое не всегда выражается словами. Я могу прятаться за ними, бежать чего-то с помощью слов. Пока по-прежнему не знаю, от чего бежать, к чему бежать, и замираю. Я Просто ПоБуду.

Интересно, а почему я называю это болезнью? В моей родительской семье было тихо. Проявления чувств, особенно бурных, не приветствовались. Втроём только за столом. Отдыхаем по двое. Когда я влюбился, а девушка, побыв со мной неделю, ушла к другому, я бродил по квартире, лежал на полу в коридоре. Чувства – это болезнь… врачей я боялся… когда болел, получал то, что хотел… Моя мама предложила вызвать врача, если мне плохо. Уже сейчас я понимаю, насколько ей трудно было со мной. У меня вызывает огромное сочувствие и сожаление то, как ей пришлось в жизни. Но переживание её боли не отменяет моей. Не к кому и не с кем было побыть в близости. И тогда я начал искать любовь. А потом перестал. И заболел. И таблетки уже не было.

А теперь, когда немного лучше чувствую её, эту близость, научился опознавать любовь, могу быть в боли, могу с этим только быть, ничего не делая. Да и сделать-то тут ничего нельзя, не напихав внутрь другого своих представлений, не заставляя его исполнять ТВОЮ программу. Какая же, к чёрту, тогда это близость. Это уже манипуляция.

Я же чувствую её, мне хорошо в ней, так почему же она должна длиться вечно? Вот тогда это уже моя дефицитарность. Не добрал. Не докормили. Придётся как-то проживать это, докормить себя самого, стать себе мамой. Придётся как-то опереться, с мыслью о моём папе, в этом на то, что ты можешь любить, но в ответ – отвержение; не из того, что ты не таков, а из страха вот этой самой близости. Придётся стать себе папой. Это одиночество. С его страхом и его любовью, с его непереносимостью и его принятием. Это взрослость. Это люди, которые мне дороги, и с которыми я близок по-настоящему.

 

В этом месте я начинаю сбиваться вдруг на умные слова (дефицитарность, спасибо Ирвину Ялому) и говорить в третьем лице, или вдруг безлично, словно бы со стороны. Опаньки, я тут попался на идею, что я якобы знаю, как это – любить, что есть нечто такое однозначное, о чём можно сказать: „Да, таки вот это – любовь!”. А ведь на самом деле я скорее её опознаю, различаю, но не знаю в том смысле, который вкладывается в слово „знать”. Похоже, что это какая-то напиханная в меня часть, которая не вполне моя. И близость как болезнь, с чего я начинаю. Она, конечно, сродни вирусу. Дети ищут иногда, такое впечатление, болезни, чтобы мама с папой чуть больше подумали, побыли, не стеснялись проявлять любовь.

Я попробую ниже говорить по-другому.

 

Я, возможно, и хотел бы, чтобы меня любили как-то так, как мне это надо. И тогда для этого я манипулирую, причём так, чтобы получить желаемое. Но я тогда не могу быть в близости. Я ощущаю искусственность, я чувствую, что долгий и тщательный контроль, который я включаю, убивает близость. И счастлив я, уже сейчас, когда слышу от близкого мне человека: «Возможно, я не могу дать тебе тех чувств, которые тебе нужны». И я тогда вспоминаю БГ: «…В вечном поиске новых и ласковых рук». Я, возможно, и хотел бы любить так, как нужно тебе, другому. И хорошо осознаю, что я не в состоянии, и не потому, что не хочу, а потому, что для этого мне надо как-то перестать быть собой, и стать частично тобой. И, возможно, всё, что я могу, это взять за руку, и быть одним вот так.

И с чего это я вдруг пишу о том, что меня не докормили, чего-то не додали? Я только сейчас понимаю, насколько много дали мне родители. Я никогда не оказался бы в этом месте, если бы не ты, мама, и не ты, папа.

   

Я бы хотел быть близким тебе, мама. Так почему же мне так страшно быть близким с тобой? Смогу ли я хоть когда-нибудь быть близким с тобой, оставаясь здоровым? Я уже взрослый, мама. Иди к папе, он ведь любит тебя, несмотря ни на что, уже 40 лет. Не знаю, замечаешь ли ты это, но я видел это в детстве, и вижу это теперь. И это не романтическая любовь, а такая, реальная. Когда он не может тебе дозвониться, он звонит мне. Он ищет тебя. Он заплатил за это дорогую цену. Мне пришлось выбирать, и я когда-то отверг его и выбрал тебя. И он остался один. Потом ему повезло, и всю свою любовь он перенёс на внука. Он сильный мужчина, вынес всё и донёс её до того, кто смог её взять. Папа, папа, как мне тебя не хватает. Как мне ценна твоя любовь – неосуждающая, нетребовательная, тихая. Как со временем я научился ценить то, что ты никогда не сомневался в том, что я делаю, что со мной не было твоего страха. Что ты просто был рядом. Господи, я не знаю, как сказать тебе и маме то, что я здесь пишу. Я плачу от невыразимости, невозможности. Я грущу, когда всё так. Я радуюсь, что ты и мама перестали отстраняться от меня, когда я вас целую. Я вырос, но вы всё равно нужны мне. И я не болен этими чувствами, я могу вам сказать, что люблю вас. Что понимаю, как непросто вам было. Я проживаю к своему сыну и любовь, и ненависть, и раздражение, и обиду, и восхищение, и нежность, и счастье оттого, что он просто есть, и страх за него. И я так жаждал её, любви, ждал её, рисуя в фантазиях, прочитал горы книг, но мог ведь и пройти мимо, не увидеть рядом, не прожить, не рискнуть остаться живым, не разглядеть, не встретиться с тем, кого люблю. И так, собственно, я часто делаю до сих пор, но учусь задерживаться, замедляться, быть, просто быть в ней, этой близости.      

Олег Паценко
Бездна без дна

Опыт ключевого слова: терапия (забота, уход); психотерапия как работа души - или, скорее, душой - и терапевта, и клиента; гештальттерапия (гештальт-терапия) - работа душой здесь и теперь 

читать далее

БЕЗДНА БЕЗ ДНА[i]

 Теперь нас может спасти только сердце,

потому что нас уже не спас ум.

БГ, «Капитан Воронин»

 

Берёшься за такую тему, и сразу появляется интерес и тревога. Интерес в том, смогу ли как-то достаточно просто и понятно написать о том, о чём думалось, что проживалось, что так мучительно прорастало изнутри. Тревога же в связи с тем, что я здесь нахожусь как бы в незнании, совершенно сознательном, любви, и тогда много пишу из ощущений и чувств, раскрываюсь. И признаюсь, что это непривычно и страшно, но интерес сильнее.

Про интерес, в общем, ясно. И тревога, как кажется, вполне понятна. Из ума писать о предмете легко. Много раз в жизни напарывался именно на непонимание любви из ума. Годам к 35 только научился различать её, любовь, как-то, опознавать. Но это скорее было из проживания. Совместного проживания. Созвучия. Нужно было заболеть, начать двигаться, научиться замирать, выпить горы лекарств, чтобы увидеть того, кто рядом. Чтобы перестать знать и почувствовать, что же это такое – любовь. Пока я искал её, и искал того, кто любит меня, она, оказывается, всегда была со мной.

По меткому и достаточно точному, на мой взгляд, выражению Франсуазы Саган, любовь есть чувство, существующее между мужчиной и женщиной, которые любят друг друга. Древние писали об эросе - любви, превращающей Хаос в Гармонию; о романе Эрота, порождения тёмных сил Хаоса и светлого дня или Неба и Земли, и души, или Психеи. В греческой же традиции принято выделять и агапэ – любовь бескорыстную, жертвенную, растворение любящего в заботе о любимом, и филию – дружественность-расположение-влечение-любовь, и сторге – семейную, родственную любовь, привязанность, любовь по отношению к детям.

Понять и признать в себе одновременно тёмное и светлое, различать их и присваивать себе, стыдиться и отрицать, пугаться и останавливаться, подолгу жить в бездействии и отсутствии хоть каких-то подвижек. Написал и думаю – а каких? Неужели можно было предвидеть хоть что-то заранее? Нет, просто уже было мучительно невозможно жить так и дальше – без семьи, но присваивая близким свои внутренние установки относительно того, что такое отношения родителей с детьми, какова роль мужчины и женщины, что значит делать что-либо для другого и какую выгоду от всего этого получать. Много было злости – на себя и близких – от своей непрожитой жизни. И на каком-то этапе жизни началось проживание непрожитого, очень болезненное, непростое, но дававшее силы жить и любить.    

Традицию агапэ продолжала и Церковь; «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, -  то я ничто» (1 Кор. 14:1). В средние века жертвенность любви ценилась превыше всего: трубадуры желали недоступных объектов и посвящали им свои произведения; из этого вырастает, собственно, практически вся известная нам литература. С постепенным вочеловечиванием божественных сюжетов и наступлением Возрождения и Нового времени уже большее значение придаётся любви земной, безумию вдвоём, когда весь мир словно исчезает вокруг влюблённых.

А, ну да, мир исчезал. Прикол был в том, что мир исчезал вместе с этим другим, которому была предназначена любовь, а само чувство делало неминуемо центром вселенной того, кого я любил. Но долго жить в этом было нельзя, и тогда маятник двигался в другую точку, в которой существовал уже только я один. В слиянии с другим, не спрашивая, как ему, этому другому, в этом. Горечь от того, что так было, до сих пор со мной. До сих пор не очень понимаю, как можно иначе. Пытаюсь тогда не понять, а чувствовать и спрашивать, прислушиваться к себе.

В более поздние времена Фрейд выделяет в качестве движущих нашей душой принципов Эрос и Танатос, любовь и смерть. Психологи-гуманисты ХХ века пишут о характерных чертах любовных и дружеских отношений: ощущении радости от присутствия другого человека, взаимопомощи, уважении, искренности, принятии другого человека таким, какой он есть, доверии, взамопонимании и уверенности[iii]. Наиболее ценным для меня в этом взгляде является безусловное принятие другого таким, какой он есть. Представляется, что это как раз более свойственно любви, отличает её от манипуляции или слияния. Джеймс Холлис советовал для различения любви и слияния / манипуляции с другим с целью удолетворения своих собственных потребностей задавать себе простой и одновременно сложный вопрос – из того, что я хочу от другого, что я должен сделать для себя сам? И если другой нужен мне для повышения самооценки, для избавления от тревоги, страхов и ужасов жизни, или я переношу на него роль недолюбивших меня матери или отца – то, в конечном счёте, так или иначе я присваиваю ему невозможные роли и включаюсь в другой процесс: дай мне то, что мне нужно, и ты получишь любовь в ответ. Тогда я зависим от другого и мне необходимо слиться с ним, чтобы получить требуемое. Такие отношения, увы, лишены бескорыстного и безусловного принятия другого человека и превращают его из спутника в условие, инструмент пополнения дефицита моей собственной души, неумения проживать свою собственную жизнь.

Красиво, чёрт возьми, о безусловном принятии. И о недолюбивших меня матери и отце тоже. Так легко перенести на них ответственность за свою непрожитую жизнь, оправдать себя своими непростыми обстоятельствами. А их обстоятельства? Они так же, как и я, как и моя жена, и мой сын – люди, оказавшиеся в непростых обстоятельствах, делавшие выбор, может быть, наилучший для них, живущие со своей болью, своей непрожитой жизнью. Научившись различать, что же в этих обстоятельствах я переношу на них, что я могу с этим делать и, самое главное, как я это делаю, я, возможно, открываю дорогу, на которой уже не делаю своему сыну то, что делали мне, разрываю замкнутый круг семейной истории. Поверьте, что это очень болезненно и непросто.    

Абрахам Маслоу выделял любовь дефицитарную (описанную выше) и ненуждающуюся любовь, любовь к бытию другого человека[iv]. Вторая не может быть удовлетворена, менее тревожна, а любящие более автономны (мне хорошо с тобой и мне хорошо без тебя), менее ревнивы, меньше нуждаются, более бескорыстны (сейчас я помогу тебе, а потом ты мне – это как раз про зависимость и манипуляцию), более заботливы, альтруистичны и гордятся победами другого. Есть некоторое ощущение, что это тоже свойственно истинной любви – порадоваться за близкого человека безотносительно моей шкалы ценности и значимости достижений или оценки моей роли в них (ну, к примеру, цени общение со мной – оно привело в такому твоему результату).

Долгое время в моём опыте с близкими была такая фишка – чего бы вы достигли, если бы не я. Ощущение себя на вершине мира, руководящим и направляющим, мудрым и всезнающим – это так сладко. Это путь в бездну одиночества, которое и так по факту есть. И тогда не очень понятно, зачем идти вверх по этой лестнице, ведущей вниз. Порадоваться и позавидовать – это уже больше похоже на правду, чем «я ни на кого не злюсь, никому не завидую, ко всем хорошо отношусь». Последнее, как мне кажется, точно из серии «возвыситься через стать лучше, выше условностей жизни: все такие, а я такой». Кому и как доказывать свою особость, если все точно особенные и каждый по-своему?  

Эрих Фромм рассматривал в качестве одной из основных проблем жизни проблему нашей отъединённости и её преодоление. Частично, писал Фромм в «Искусстве любви», проблема решаема творчеством, слиянием с организацией или достижением оргиастического состояния (алкоголь, наркотики, религиозные ритуалы). Но все эти ответы не были для Фромма окончательными – творчество не межличностно, в организации единение достигается путём отказа от части себя (конформизма), состояние транса преходяще. «Полный ответ» на проблему отъединённости для Фромма заключался в любви. В ней Фромм различал симбиотическую любовь, незрелую – слияние («я люблю, потому что любим», «я люблю, потому что нуждаюсь в тебе»), и зрелую – союз при сохранении индивидуальности, целостности («я любим, потому что люблю», «я нуждаюсь в тебе, потому что люблю тебя»). По-моему, это достаточно важно в любви – отдача, а не получение, участие, а не увлечение. Ориентированный на получение человек будет чувствовать опустошение, отдавая. На самом деле это вечный голод – получение, обмен, эксплуатация, накопление. Это бездна без дна. Для более зрелого человека отдача будет выражением силы и изобилия. Отметим,  что здесь речь идёт о близких отношениях. Личности, готовые отдавать всем всё и по первому требованию, видимо, являются так же сильно нарушенными, поскольку можно предположить, что в готовности много отдавать есть и желание получения от другого всего, т.е. растворения его в себе, или желание контроля, или страх близких отношений – приблизиться и не получить желаемого. Как правило, в этом случае не спрашивают о степени, глубине и содержании помощи, как будто помогающий лучше знает, что нужно другому. Для меня, и я это знаю не понаслышке, в этом больше страха, чем любви. И в этой связи можно говорить о не менее важном ощущении – помогаю ли я другому расти и развиваться его собственным способом (доверяю ли я ему?), вижу ли я его таким, какой он есть, уникальным, делаю ли я что-то ради него самого (а не ради того, чтобы он мне служил).

О да, конечно, я ВСЕГДА ЗНАЛ, ЧТО НУЖНО ДРУГОМУ. Я попадаю в эту хрень до сих пор. Делай так, как я тебе говорю, и ты заслужишь мою благосклонность, и ты заслужишь мою любовь. ЛЮБИТЬ ЗА ДОСТИЖЕНИЕ ТОГО, ЧТО Я СЧИТАЮ ПРАВИЛЬНЫМ ДЛЯ ТЕБЯ ИЗНУТРИ СЕБЯ. Тогда ты исчезаешь, есть только я, распространившийся на тебя. Всеобъемлющий, размазавшийся по поверхности мира как мыльная плёнка на воде. Тогда есть ответственность за другого и никакой ответственности за себя. Разве всезнающий отвечает? С кем и о чём говорить, если я знаю, ЧТО НУЖНО ТЕБЕ? Когда я сказал себе, что бескорыстен и вроде как нет необходимости брать, или ничего мне уже невозможно взять, нечему научиться у другого - ничего не отдаю, просто не умею.

Как же отличить одно от другого – любовь от слияния, заботу от манипуляции, его смыслы от моих? Есть некоторое чувство, что это очень непросто. Задавать вопросы. Это простые вопросы. Что ты чувствуешь? Что ты выбираешь? Как ты это узнаешь – что так хорошо, а так плохо? На самом деле это трудно, начать. Точно нет никаких рецептов: с чего начать, как. И точно понимаю, потому что знаю уже это о себе: каждый из нас делает в данный момент времени всё наилучшим из всех возможных здесь и теперь способов. И это вызывает уважение, даже если, как нам кажется, мы лучше знаем, что можно здесь сделать (и в этом месте я точно теряю способность слышать другого и быть с ним). Можно ли в  обыденной жизни прийти к совместному про-живанию с человеком, который не служит никакой моей цели? Возможно ли это, перейти от детской нуждающейся любви, источника силы, к взрослой любви, результату силы?

Собственный прожитый опыт состоит в том, что можно пытаться. Пытаться осознать, какие потребности в родительском тепле и заботе удовлетворяет мой партнёр, какая часть собственной  непрожитой жизни транслируется моему ребёнку. Кого же в конце концов и, самое главное, как я люблю, как я выстраиваю отношения. И тогда, скорее всего, у меня и у тебя есть возможность встретиться как у двух разных людей - вне социальных ролей, проглоченных и непереваренных в  детстве стереотипов, способов реагирования на жизненные обстоятельства. И в этой встрече разных людей, которые могут говорить друг с другом, для меня, во всяком случае, уже есть много любви. Той самой, к ближнему. Куда уж ближе.

Перечитывая написанное, почувствовал, что, видимо, оказавшись в бездне без дна, исчёркал белый лист цитатами, использовал слово «истинные» в отношении любви как единственный ответ. Стоит напомнить себе о том, что все обобщения опасны, даже это.

А ЧТО ЧУВСТВУЕТЕ И ГОВОРИТЕ О ЛЮБВИ ВЫ?

Пишите автору - Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Несогласие и споры приветствуются!!!

[i] Бездна без дна – из стихотворения Ильи Кормильцева «На счастье».

[ii] За последнюю тысячу лет мы постигли печальную часть наук, настало время заняться чем-то другим (Борис Гребенщиков, «Мир, как мы его знали»).

[iii] Джеймс Холлис. Грёзы об Эдеме. В поисках доброго волшебника. – М.: Когито-Центр, 2009.

[iv] Ирвин Ялом. Экзистенциальная психотерапия. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.

TT - Олег Паценко
Стихо-творения

В основном написаны за два минувших года... Разное настроение в них. Но я их все люблю. Они как дети - рождаются из крови, пишутся кровью, притягивают, отталкивают, манят, радуют и огорчают...

Олег Паценко
Дане и Вике, 13.06.2010

читать далее

Я снял с себя крест и отдал твоей маме,

Не зная, не видя тебя,

Я вверил ей то, что копилось годами,

Мой сын. Я доверил себя.

 

Я отдал ей страх, и любовь, и надежду,

Молитву, что утром шептал,

Я отдал бы ей и всю кровь, и потешный

Свой дар на удачу б сменял.

 

Она перед Богом с тобою стояла,

Чем мог я ещё ей помочь?

Я отдал ей крест. И она прошептала:

Так надо? Мне больше невмочь…

 

Мы ждали тебя. О, как долго мы ждали!

Мы шли, дождались, дожили,

К тебе на свидание не опоздали,

И крест на двоих обрели…


 

Когда-то, лет 13 назад это было. Мой сын Митя был месяцев двух от роду. У него, конечно, как у всех мальчиков, болел животик. После долгого кормления, когда я, молодой папаша, нарезающий круги по квартире и не знающий, чем помочь жене, зашёл вдруг к ним в  комнату, заполненную светом солнца и долгожданной тишиной, мой сын лежал у жены на груди и спал. Она спала тоже. Я посмотрел и увидел лицо Мадонны, клянусь; я не мог оторвать взгляда от её лица минут пять. Это было лицо Мадонны. С тех пор я невнимателен к изображениям Божьей Матери. Не к ней, а к тому, как её увидел кто-то другой. Мне не надо. Я видел лицо Мадонны.

Олег Паценко
31/08/2010
Поезд-беглец

читать далее


Безличный вариант (третье лицо, слияние)

Тот поезд, который летит на восход,

Умерит полёт, утишит свой ход.

И шпалы в осенней простой пустоте

Нам тихо споют, что мы уж не те.

 

Что мы стали жёстче, и суше, мудрей,

И стало нам тише, не стало теплей,

И! О, одиночество! Странен союз,

Не терпящий хора безбашенных муз.

 

О как же ты странен! Бежишь пустоты,

Хотя пустота эта, друг мой, и ты…

И вот в пустоте этой странной и гулкой

Ты быстро идёшь от себя в переулке.

 

Блуждаешь сознательно в мире без снов,

И он для тебя и не стар, и не нов,

Не стар и не нов, а привычен, увы,

Отмечен дыханьем единой судьбы.

 

И поезд, который утишит свой ход,

На запад идёт, иль спешит на восход?!

Куда ты спешишь, мой состав, в пустоте?

Мы те же, другие, иные, не те…


 

Личный вариант (первое лицо, одиночество)

31/08/2010

 

Поезд-беглец

 

Тот поезд, который летит на восход,

Умерит полёт, утишит свой ход.

И шпалы в осенней цветной тишине

Мне тихо споют о тебе, о тебе.

 

Я много жёстче, и суше, мудрей,

И тише вокруг, но не стало теплей,

Моё одиночество, странен союз,

Моих откровений и любящих муз.

 

О, как же я странен! Бегу пустоты,

Хотя пустота эта – знак простоты…

И вот в пустоте этой странной и гулкой

Я быстро иду от себя в переулке.

 

Блуждаю сознательно в мире без снов,

И он для меня и не стар, и не нов,

Не стар и не нов, а привычен, увы,

Отмечен дыханьем единой судьбы.

 

И поезд, который утишит свой ход,

На запад везёт, иль спешит на восход?!

Куда ты спешишь, мой состав? В немоте

Так свойственно быть мне, моей простоте…

Олег Паценко
Тупик

читать далее

Когда мне мнится, что тупик передо мной,

Такое грезится полночною порой,

И знаков хочется, и все их разгадать,

Увидеть путь, и вновь его терять.

 

Услышать зов невенчанных небес,

Услышать вдруг: «Тебе нет места, бес

Всех сомнений, мыслей и гордыни.

Там, где ты есть, там и бурьян поныне».

 

И я бегу сквозь тексты, буквы, знаки,

Вода в Днепре, водица в Потомаке,

Туманно над водой, и ветви ивы

Как миг, прекрасны, как заря, красивы.

 

Когда тупик и впрямь передо мной,

Я сердце открываю, и с тобой

Я буду говорить об этом тупике,

Могу позволить это я себе.

 

Я голову склоню тебе в колени,

Я так ленив, но ты не против лени,

Я верный рыцарь прелести твоей,

Мы столько вместе, что нам хватит дней.

 

06.09.2010

Олег Паценко
Оно всегда во мне, то небо...

читать далее

Оно всегда во мне, то небо,

В котором с нею был. В котором не был

Я с ней ни счастлив, ни убит,

Хранит непрошенных обид

След самолётный белый.

 

Оно всегда во мне, то небо,

В котором я пропал. И небыль,

Сказка без логичного конца,

И отсвет позабытого лица,

Свет невечерний белый.

 

Оно всегда во мне, то небо,

В котором только ты. И следом

Я за тобой, мой гаммельнский герой,

И мне – найти и потерять покой,

И свет темнеет белый.

 

Оно всегда во мне, то небо –

С тобой и без тебя. Я был и не был,

Случился и пропал, нашёлся, сбился,

Я задохнулся, умер, я влюбился,

Свет мой небесный белый.

 

 

Ангел

читать далее

- О, эти ангелы, ведь их никто уже не видит…

- Их видят дети, те, что не умеют говорить…

- Нас научили не включаться, ненавидеть…

- А дети не хранят непрошенных обид…

 

Я думаю, мой ангел надо мною,

Когда лицо своё с утра водой умою,

Тогда в одно мгновенье он мне мстится

В зеркальном отраженьи, в уголке.

Мгновение всего наш разговор продлится.

 

Я думаю, мой ангел надо мною,

Он за плечом моим, когда с тобою

Я на руках, мой кроша, мой ягнёнок,

Сынок, мой плакса, мой бельчонок,

Когда я слаб, разнежен, тонок.

 

Я думаю, что он со мной, мой ангел,

Когда я понимаю, что любим,

И постулат неоспорим,

Что в днях, прошедших чередою,

Я флёром счастья был укрыт, что невидим.

 

- О, эти ангелы, их ведь никто уже не видит…

- И замершей любви они хранят обиду…

- Их дети видят, но найти не могут слов…

Их будет нежен для детей покров

Из нежных и печальных их движений,

Из позабытых взрослыми прикосновений,

Что тайной жизни причащает,

Любовь, которая тихонечко взывает

К тому, что есть ещё живого в нас…

Господь, меня не по делам суди,

Пред тем у ангела у моего спроси,

И в безграничном милосердии своём

Не разувериться ты дай старанье в нём.

Инна Потапова
Гештальт и я

читать далее

inna potapova

Итак, какую же роль сыграл   гештальт-подход в моей жизни? Отрицать не буду, изначально мои отношения с ним не складывались, а точнее, бежала от него как от прокаженного, чтобы не заразиться. Мой иммунитет пострадал уже до него и поэтому новые инфекции и вирусы совершенно не входили в мои планы. Защита, защита и еще раз защита. Да, вот еще… грубым каким-то он казался и жестоким, а я хотела нежности и тепла. Лишь гораздо позже смогла принять его индивидуальность, и, похоже, ему удалось занять нишу в моей жизни, и, по-моему, даже влюбить в себя или я влюбилась. Хм. Признание в любви? Ок. Продолжу и представлю гештальт в роли мужчины. Я - женщина, он - мужчина. Потихоньку знакомилась с ним и узнавала себя. Он помог увидеть в себе многогранность и чувственность, реализовать те стороны, о которых даже не подозревала либо сильно прятала от других. А он, добрый молодец, выдержал, принял и поддержал. Благодарна ему сейчас.  

Какие роли он успел сыграть за время нашего знакомства? В нем я видела вдохновителя моего путешествия, яркий луч солнца, освещавший потерянный путь. Иногда он играл роль приятеля-собутыльника, когда я, вернувшись после очередной группы, не могла справиться с интенсивностью нахлынувших чувств и пила вино не в удовольствие, а чтобы анестезировать боль. Порой он приходил ко мне бессонницей и ввинчивался в мозг: «Чувства - это то, что за деньги не купить. Хочешь, я вновь тебя научу любить». А еще помню его в качестве доброго волшебника, с ним мы выгоняли отчаянье, приходившее в гости ко мне именно тогда, когда потребность в защите и поддержке была очень велика. И он был рядом… Думаю, ему со мной пришлось туго. Капризной я оказалась. Хотела много и сразу, часто отказывала ему, прячась   за стыдом и страхом, злилась и убегала. А он терпел мои шалости и учил меня их выдерживать тоже. Через некоторое время я перестала дурачиться, и пришло новое видение, новое качество жизни. И вот за этот совместный этап я научилась его уважать, ценить и любить. Но самое главное: он подарил мне - саму себя.

Инна Потапова
Иллюзии и реальность. Строки из дневника

Четверг. 29 июля 2010 г.

читать далее

О чем писать? Возможно, предаться воспоминаниям о вчерашнем дне, который я прожила полно, открыто (не внутри себя, а выходя из собственной ракушки, в которой я пряталась очень долго) с близкими мне людьми, чувствуя и себя и их, воспринимая не из головы, а из сердца (встречаясь с ними реальными, а не выдуманными образами). Мне сложно объяснить, как это общаться с фантомом, но многие из нас делают это постоянно и не задумываются даже, что они упускают много возможностей познать другого, выразить себя из-за собственных проекций, тревоги, страхов. Так и просится на язык выражение: «Жизнь, прожитая в иллюзиях. Колыбелька для слепцов».

Какая она эта жизнь? Из моего опыта, напоминает кривое зеркало, отражающее иную картинку, чем есть в реальности. Такая жизнь дает нам возможность уйти от того, что сильно тревожит, куда не хочется пристально вглядываться, хочется, чтобы само разрешилось без нашего участия,  и мы начинаем бежать по жизни: в работу, в  алкоголь, в секс с людьми, о котором вспоминаешь с отвращением. Срабатывает принцип: уйти от чего-то, а не прийти к чему-то. Уходит очень много энергии на то, чтобы дальше убежать, а ее ведь можно использовать иначе, на тестирование действительности. Реальность отличается от фантазий тем, что ты начинаешь их проверять: сначала замедляешь свой бег, поворачиваешь голову в сторону неизвестного и волнующего, затем находишь в себе мужество встретиться с этим, и не зная  результата, выдерживая неопределенность, проживая эту томительную, истощающую душу тревогу, делаешь шаг в пропасть…И… выныриваешь уже другим. Такой способ жить освобождает душу из плена, и ты понимаешь, что твоя жизнь – это результат твоих встреч со страхами и победа над ними, а не отрицание сложностей и постоянный марафон.

Да…Что-то я углубилась. Так вот возвращаясь к вчерашнему дню и качеству его проживания, могу сказать, что такой умиротворенности и спокойствия давно не испытывала. Еще одно дополнение – находясь среди женщин. Это, наверное, вызовет непонимание, поэтому сразу уточню. Моя страшилка из детства – быть поглощенной мамой. А это значит, что я не имела права иметь своей отдельной жизни, своих границ, своих желаний, своих чувств, быть точной  копией своей родительницы, тотальный контроль, поступок не входящий в рамки ее мышления вызывал наказание (моральное или физическое неважно), главное чтобы ей было удобно, а меня никто не спрашивал комфортно ли мне жить таким способом. Любое сопротивление с моей стороны жестко пресекалось – так ломалась сила воли.  Многолетняя депрессия, бессилие, детское отчаяние и плач, возникающий вдруг – результат потери себя. У меня так и остался вопрос: «Для чего она меня родила? Чтобы сделать игрушкой в своих руках или делиться опытом, взаимно обогащаться друг от друга».  Дети несут многие ответы на вопросы родителей. И если отцы и матери будут внимательны и услышат своих детей, то связи между ними станут крепче. Но я вновь ухожу… Итак, продолжаю, моя детская страшилка привела к тому, что каждая встреча с женщиной уже во взрослой жизни приводила к тому, что я все неосознанно отдавала подруге, себя не замечала, не разрешала выражать протест, даже если мне и не нравилось ее поведение. Ужасная модель поведения, правда. Но уже удобная и привычная, никто ведь не знает, что будет, если с ней расстаться и попробовать действовать иначе. Я закрылась – это первый мой выбор, как говорят гештальттерапевты – детское творческое приспособление к реальности. Только этот защитный механизм помогает в детстве. А во взрослой жизни необходимо подыскивать более адаптивный. Я решила «достаточно ране кровочить, пришло время ей зарасти и превратиться в шрам». Было сложно вновь окунуться в боль прошлого (только осознание и проживание прошлого опыта новым способом может привести к новому способу взаимодействия), в свою незащищенность, беспомощность, состояние испуганного ребенка, которого дергали, пугали и оставляли в одиночестве с непереносимыми чувствами. Мне, маленькой девочке, очень тяжело было справиться с гневом, тоской, грустью, досадой одной. А разделить с кем-то я не могла, другие дети могли свою агрессию повернуть на своих друзей, а я не могла. Потихоньку я привыкала к одиночеству, недоверию к женщинам, меня предал самый близкий человек «МАМА». Самое страшное было то, что я не знала как строить диалоги с людьми (мама общалась со мной в виде приказов) и выдерживать напряжение в диалоге, связанное с тем, чтобы самой говорить и выслушать другого, а мне хотелось быть с людьми. Одиночество, тотальное одиночество. Она даже и сейчас не знает, сколько боли мне причинила…

Только настоящая близость излечивает душу ребенка, взрослой женщины. И я в свои 38 лет получила ее, к сожалению, не от мамы, и напиталась ею (четыре года душевного труда). Тревога,  разъедающая сердце и заставляющая бежать вперед, не останавливаясь на отдых, ушла в фон и дала выйти любви и радости, а еще вызреть мне настоящей, а не идеальной картинке, как хотелось маме. Боль потихоньку проходит, я отпускаю тот период жизни, в котором я была беспомощна, не имела права защищаться, не различала, кто близкий, кому можно довериться, а кому – нет. Сейчас я не каждую женщину подпущу к себе, буду держать на дистанции, изучать и выбирать сближаться с ней, делиться собой, потому что я ценю свое время, свои интересы, СЕБЯ, а затем уж того кто рядом. Я просто научилась любить себя, ценить и уважать, и собираюсь этому процессу посвятить всю оставшуюся жизнь.

P.S. Похоже, вчера мне удалось прожить день в любви к себе и уважении к другим женщинам.

Олег Паценко
Оно всегда во мне... Вариация

(после прогулки в Ботаническом...) 

читать далее

после прогулки в Ботаническом

Оно всегда во мне, то небо,

В котором я с тобою был. В котором не был

Тобою брошен и убит,

Хранит обид забытых стыд

След самолётный белый.

 

Оно всегда во мне, то небо,

Куда с тобой я уходил. И небыль,

И сказка наша без логичного конца,

И отсвет твоего прекрасного лица,

Свет невечерний белый.

 

Оно всегда во мне, то небо,

В котором только ты. И, очарован, следом

Я за тобой, мой гаммельнский герой,

И мне с тобой – найти и потерять покой,

И свет темнеет белый.

 

Оно всегда во мне, то небо –

С тобой и без тебя. Я был и не был,

Я в нём нашёл тебя и потерял, дыханьем сбился,

Я счастье и несчастье приобрёл, я вновь влюбился,

Свет мой небесный белый.

 

Людмила Рехтина
Тебе. Октябрь

читать далее

 

Ты мне даришь любовь выше неба,

Я дарю тебе желание жить.

Я отведу тебя туда, где ты не был

И ты будешь меня там кружить.

 

Посмотри как летим высоко!

Держи меня за руку крепче!

Всё земное уже далеко

И от этого, чувствуешь, - легче!?

 

Мы найдём свою капельку рая,

Ведь мы верим в это всерьёз.

Ты - какой есть и я - вот такая!

Так сладко в груди, аж до слёз...

 

Как легко вместе летать,

Но даже если вдруг упадём,

Поможем друг дружке мы встать

И дальше за ручку пойдём...

Олег Паценко
Янголу
13.11.10

читать далее

Листопад. День весь час поступається ночі,

Робиться тоншим, гострішим, мов лезо ножа,

Я з тобою, мій янголе, ми на руках твоїх, Отче,

Збережи нас, мій Боже, бо в ніч витікає душа.

 

Я так іноді день проживаю, допіру не втримати сліз,

Крізь мене прозирають і вітер, і сонце, і хмари,

Я не дихаю майже, а ти, мій манюня, на зріст

Як пухнастий ведмедик біленький, засинай незабаром.

 

Я дивлюся на тебе, я хочу твій сон зберегти,

Відпочинь, бо несила вже далі так бігти,

Відпочинь, я з тобою душею, з тобою думки,

Я не хочу нікому, крім тебе, віддати ті крихти.

 

І червонного золота променем – хай же тобі буде все,

Все, що ти тільки зможеш, чому ти відкриєш шляхи,

Я тримаю в руках своїх космос твоїх „ле-ле-ле”,

Спи, мій янголе, синку, я тут, стережу твої сни.

Лишь мужчины знают...

читать далее

Лишь мужчины знают, что всё пройдёт,

Хода женщинам нет в тот мужской комплот,

Где таинств любви никому не счесть,

Где рядом с нежностью – ярость и месть.

 

Где терпишь холод, ужас и мрак,

Где Бог механически делает знак

Того, что он хранит за так

Женщинам пламенный мужской ясак.

 

Матери, бабушки, жёны, подруги,

Мужчины вращаются в вашем круге,

Ищут единственную на земле,

Платят сполна, всегда вдвойне.

 

Им достаточно, бедным, просто любить,

Они знают, как это – быть иль не быть,

И в мерцании ваших сияющих глаз

Пропадают, как в водах Стикса, на раз.

 

И пробиться к вам часто не могут никак.

То, что Богом вам дарено просто за так, -

Вы мудры, ваша близость с детьми не дана

Нам, мужчинам, чьё сердце открыто до дна.

 

Никакого терпенья не хватит допеть

Серенаду, в которой есть жизнь и есть смерть,

И мы б отдали вам небеса все и твердь,

И точильные камни, и дней круговерть.

 

Но вам нужно здесь просто последними быть

В нашей жизни. Нам в этом – остыть.

Вечен круг, заключивший простейший вопрос

О змее, догоняющей собственный хвост.

Олег Паценко
Предназначение

читать далее

О, продерись через потоки фраз,

Что сказаны невольно в заблужденьи,

Попробуй различить в потоке дней

Судьбу свою, свой крест, предназначенье.

 

Сомнением погибельным гоним,

Я различаю свет и тени, и мгновенно

Я нахожу ответ, и мой Сезам

Открыт ветрам, и солнцу, вдохновенно

 

Что буду делать я? Чему совсем отдамся?

Быть может, обнаружу целый мир лишь в том,

Чтобы с ребёнком вдоволь наиграться,

Предназначение оставив на потом.

 

Быть может, я застыну, обезмыслен

Холодным, безразличным светом дня,

И полон ощущеньем, будто в жизни

Я что-то принял до конца.

 

Быть может, солнца луч щеки коснётся,

Восторгом наполняя сердце мне.

Молитвослов в руке. Душой зовётся

То, что дано мне изнутри вовне.

Олег Паценко
Узнаю завтра...

читать далее

Всё, что со мною приключится,

Что жизнь моя меня живёт,

Узнаю завтра.

Так жить, чтоб умирать учиться,

И знать, что всё, увы, пройдёт,

Вот он, последний поворот

Секундной стрелки. И пойдёт

Сегодня завтра.

 

И не суди меня так строго ты,

Не знал, не ведал я мечты,

Не зная вкуса высоты

Я часто шёл по той тропе дорогой в завтра.

Звучат они во мне всегда,

И странным завершеньем дня

Не оставляют ни черта,

Я тщусь все тайны разгадать дороги в завтра.

 

Заполнен лист, исчёркан весь,

День кончен, утонула спесь.

Уняв гордыню, замер я, -

Где вы, о верные друзья?

Стою один, а вы ушли дорогой в завтра.

Рассвет я встретил у воды,

В тени заросшие пруды,

И так запутаны следы,

Неразличимы. Дни, часы

Бегут, и средь них и я бреду дорогой в завтра.

Олег Паценко
Когда я смотрю на Север

читать далее

Когда я смотрю на Север,

Солнце встаёт справа,

Я вдыхаю пахнущий клевером

Воздух, что дню оправа.

 

Солнце садится в воду,

Дым из трубы, и травы

Склоняются ветру вслед,

И я здесь с тобой. И правы

 

Те, кто уходит за ветром,

За солнцем, что утром встаёт.

Есть лишь это сегодня –

Сияющий неба свод,

 

Глядящий мне в душу глазами

Ребёнка невинный взор.

И Он здесь, всегдашний, с нами,

И жизни вершится узор.

Людмила Рехтина
"Прижми"

читать далее

 

Прижми меня крепче

К плечу своему,

И вдруг станет легче,

Но не факт, что пойму

Почему не хотела

Я раньше так жить.

Наверное умела

Лишь в себе всё носить.

Я может быть даже

Не скажу ничего,

Но мне ведь так важно

Твоё мужское плечо.

Тебе не нужно

Ничего говорить.

Ведь правда, так можно

Быть рядом, чтоб просто быть?

И ресницы мои

Когда станут от слёз тяжёлыми,

Ты меня крепче прижми,

Чтоб глаза мои стали голыми.

И вдруг перестанем

Мы кем-то быть.

Всё просто оставим,

Чтобы просто быть...

 

Олег Паценко
Когда я тебя теряю...
27.03.2011

читать далее

Когда я теряю тебя, что теряю

                          на самом деле?

Зеркало, отраженье, возможность

                       не жить на пределе?

 

Я растворяюсь в музыке, что так

                            негромко звучит,

И только моё одиночество

               тихонько в углу молчит.

 

И так же невыносимо себя

                       порою терять,

Себя навсегда испугаться,

                не видеть,

                     не слышать,

                               не знать.

 

Ни того, о чем поётся, ни того,

                    о чём промолчать,

И мечтать, что всё обойдётся,

                 и не плакать,

                 и не страдать.

 

А как и зачем обойдётся?

             И кто обойдётся, не я ли?

Обойдусь я в жизни без сердца,

             без тоски его да печали,

Без его стремлений неясных,

             без диковинных тех чудес,

Что нам боги давно даровали,

           отведя в заколдованный лес.

 

Когда я теряю тебя, что теряю

                          на самом деле?

Может быть, частичку души,

      вряд ли что-то такое в теле.

И дальше живу, надеюсь

             на мгновенье, в котором идти

Значит много больше, чем чаянье

                  хоть куда-то когда-то дойти.

Олег Паценко
Тому…
05.04.2011

читать далее

Тому, в ком помощи ближним горит огонь,

Всегда будет сложно здесь, поскольку как ты его ни затронь,

Всегда есть высокий соблазн вызвать к себе

Любовь, и презренье, и ненависть, и догореть в том огне,

И сгинуть бесследно во тьме…

 

 Соблазняешься вечно тем, что желанье горит

Ближе стать, чем мог бы позволить твой  собственный стыд,

И гордыня стучится в развёрстые двери твои,

Ты ведь знаешь, что это, зачем, почему, и куда с ним идти.

 

Но скозь боль, одиночество, страх и сомненья согреет теплом

Взгляд открытый, небес синева, и отсутствие в нём

Масок, фальши, в отчаяньи брошенных слов…

Понимаю, что это делить и принять я готов.

 

Ведь задача моя здесь – дойти, не сгореть.

Думал – золото. Нет, просто древняя медь.

Я с тобою могу здесь тихонько сидеть.

Может, просто молчать. Говорить. Или петь…

 

Олег Паценко
На заре

читать далее

И может, плакал этим утром я,

Но слёз моих никто не видел,

Я превратил их в ярость бытия,

Я думал, что так сильно ненавидел,

Что страх свой вечный, и обиду, и любовь обидел.

 

Бессвязен, я на кухне кофе пил,

И занимался зарисовкой этой,

И ночью ночь я утром этим длил,

И торопился к дню. Безумною планетой

Я нёсся сквозь туман, пронзаемый кометой.

 

И искоркой сознанья, недвижим,

Я объявлял войну всему простому,

Я сложным быть желал, непобедим

Тот путь из дома моего к чужому дому,

Возможно, слеп я. Точно, что безмыслен. В кому

 

Меня загнал я тот, что так был невидим,

Молчащий, не хранящий ничего, что есть внутри,

И расплескавший семя до зари,

Которая пришла по счёту «три».

А я на «раз» и «два», сказавший, хоть умри,

 

Всё лишнее, поверь, хоть это да прими,

Что я не знаю, Господи, прости,

Да слишком строго, сильно не суди,

Ведь знаю я, что ничего не знаю,

И, как слепец, пути не выбираю,

Иду туда лишь, где ни зги не разбираю,

И в этой темноте я есть. Но я Тебя не подменяю.

Я, Господи, прости, так часто и себя не ведаю, не знаю.

Тебя, мой друг, приму таким же, каким себя я принимаю.

23/24/11
Оригинальный текст - 23/24/11 (Jon Anderson)
Перевод - Олег Паценко

читать далее

 

Говорил об этом двадцать четыре дня назад

Сказал об этом двадцать три года тому

Спросил об этом, чтоб никогда не терять

Настроения чувство к этому дню

 

Он спел об этом дней двадцать подряд,

Услышал об этом, девятнадцать длящихся войн,

Хоть двадцать шесть раз на дню говори, камрад,

Что это чувство разрушенья

 

Никто никогда положиться не мог

На поле битвы на слово правды, мой бог,

Кто-то там чрез теченье событий и дней

Скажет имя твоё, голос твой украдёт он для песни своей

 

Говорите, и они засияют, они будут петь,

Никогда не давайте угаснуть, и в сердце не петь,

Дайте это взрастить, ведь всегда песня есть для тебя,

В темноте что звучит, утешает сердца.

 

И вот так они в книгу животну вписали слова много раз,

До тех, пока им не воскреснуть, никто никогда ничего не сказал,

Но всегда можно быть тем, движения курс кто менял.

 

Всюду вижу их, всем показавших и верящих в то, что так происходит,

Правда быть собирается сильной всегда,

Мысль о жизненных битвах меняя,

И во мраке, во тьме нас к войне возвращая.

 

Так он жаждет в каждом солдате и правду найти, и добро,

В битве той за причину дойти до того, что не разрушимо

 

И покажут они, что даруют любому свободу, что приходит она

С грузом тяжким, в жизнях, мечтаньях других,

и нам нечего больше терять,

И мы с раной внутри, и потеряны мы навсегда,

Двадцать три, двадцать четыре, один-на-дцать

 

Так и он записал это ниже, чтоб не потерять:

Дней - двадцать три, минут - двадцать четыре, часов – один-на-дцать.

И когда я уйду навсегда,

и покину я это пустынное место,

Останется эта пустынная трата.

 

Поколение первое мы, что будет знать

То, что больше нас не уменьшает,

Это день ото дня только песнь нашей жизни ломает,

Двадцать три, двадцать четыре, один-на-дцать

Двадцать три, двадцать четыре, один-на-дцать

Где дикие розы растут
Оригинальный текст Where The Wild Roses Grow (Nick Cave)
Перевод - Олег Паценко

читать далее

Называли меня Дикой Розой они,
Хоть мне имя — Элайза Дэй.
Отчего меня так окликали?

Ведь мне имя — Элайза Дэй.

С той поры, как впервые увидел её,
Я знал, что одна для меня она.
Она смотрела с улыбкой в мои глаза,
И губы её, словно роза,
Что у берега речки росла,
И алой, и дикой была.

Когда он постучал в мою дверь
И в комнату тихо вошёл,
Моя дрожь утихала в объятьях его, но страх мой ещё не прошёл.
Моим первым мужчиной он должен был стать,
И те слёзы, что тихо катились из глаз,

своей верной рукой утирать.

Называли меня Дикой Розой они,
Хоть мне имя — Элайза Дэй.
Отчего меня так окликали?

Ведь мне имя — Элайза Дэй.


В день второй я цветок ей принёс.
И всех женщин, что знал я, прекрасней была.
Я спросил её — «Знаешь ли, где диких роз
Всего больше растёт,

Таких алых, красивых, свободных всегда?»

В день второй с алой розой пришёл он одной,
И спросил он — «Ужель все потери свои и всю горечь свою мне ты сможешь отдать?»
Я лежала в кровати, и я согласилась, а он,
Он сказал: «Если я покажу тебе райские кущи,

Ты пойдёшь ли со мной? Навсегда… всё отдать»

Называли меня Дикой Розой они,
Хоть мне имя — Элайза Дэй.
Отчего меня так окликали?

Ведь мне имя — Элайза Дэй.  

Меня к речке он тихой отвёл в третий день,

Целовались мы, розы он мне наконец показал,

И покров непонятных непонятых слов

В миг последний меня укрывал,

Пока с камнем, зажатым в руке, надо мной он стоял.

В день последний отвёл её в место,
Где дикие розы растут, где их хор.
И на бреге, на плёсе она там лежала,

И ветер был лёгким и быстрым, как вор.

На прощание ей поцелуй подарил я,

Сказав: «Любой красоте умереть, вот проклятье!»,
Затем наклонился и розу ей вплёл я
Меж зубов, чьих так крепко объятье.

Называли меня Дикой Розой они,
Хоть мне имя — Элайза Дэй.
Отчего меня так окликали?

Ведь мне имя — Элайза Дэй.

Пришло время быть ребёнком
Оригинальный текст - A Time To Be So Small (Carlos Dengler;Paul Banks;Samuel Fogarino;Daniel Kessler - Interpol)
перевод с сайта www.trsongs.ru, литературная обработка Олега Паценко

читать далее

Мы видели тебя из лодки, с океанской стороны,
Мы видели, как ты тянул канат, как ты завязывал узлы,
И мальчик, показавшийся на палубе, заставил лодочку качаться,
И интересов твоих мыльный тот пузырь готов уж разорваться.

И он свистит и бегает

Мы видели тебя в безумье: сон, тихое отчаянье
Возобновляющим общение, отсутствующим, неприкаянным,
Созданье есть создание, и жаль тебе, что не был ветром ты,
И если бесконечно швартовать себя, то лодочке твоей не достигать мечты.

И он свистит и бегает, так удержи его быстрей,
Вдохни дымок, ты хочешь длить мгновенье много дней,
Он мог бы умереть за то, что ввек тебе не увидать,
Как раньше ты, он мог бы миг сей прозревать.

И в миг, когда ужасная толпа
Его Врата от рая хранит для мертвецов,
Не можешь ты уйти, о да

И в миг, когда ужасная толпа
Его Врата от рая хранит для мертвецов,
Не можешь ты уйти, о да

Ужасная толпа из мертвецов
Его от рая врат надёжно ограждает,
Не можешь ты уйти.

Ужасная толпа слепцов
Его от рая врат надёжно ограждает, оттирая мертвецов,
Не можешь ты уйти. Ты не готов

Везде и Всегда
Оригинальный текст - Anyway And Always (Jon Anderson)
Перевод Олега Паценко

читать далее

Это жизни касается больше, что небу близка,

Больше, чем я понимаю,

И помнится лучше, что истина страшно проста,

Что никогда не умрёт только душа твоя.

 

Радостно так получить то, что положено

Вами меж тем, что отпущено мне

Я всегда обретаю лишь то, что потом,

Это всё, что я знаю, что нужно в том дне.

 

И настолько слова эти невероятны потом

Чтобы истину здесь наконец обрести,

Когда все они скажут вам вместе о том,

Это вы внутри вас, это может спасти.

 

Так мы все достигаем возможности видящим быть,

И о правде внутри говорить,

Знай, что способ есть, чтобы туда угодить,

Как бы ни было то,

Как бы ни было то, постоянно

 

Вы запишете эти зарубки на ваших сердцах,

И получите танец последний.

И поймёте, что есть свет любви, не зачах,

Пусть сияет из вас он, бессменный.

 

И так сильно минувшее манит, но здесь лучше быть,

И о правде внутри говорить,

Знай, что способ есть, чтобы туда угодить,

Как бы ни было то,

Как бы ни было то, постоянно

Как бы ни было то, постоянно

 

И тогда, наконец, ты поведаешь мне,

Ты ведь помнишь все знаки, все точки,

Ты ведь знаешь, о чём эти строчки.

 

Будет лучшим для всех, чтоб прозрачным грядущее было

День за днём чтоб оно приходило,

И для жизни для лучшей свободней грядущее б было,

Это так, мы свидетели, и не застыло.

 

И как только свершится, то они для тебя запоют,

И дадут тебе быть одному совершенно

 

Верь в себя

Ты есть всё,

Ты же хочешь лишь быть,

Ты есть всё,

Ты ведь хочешь лишь быть,

Лишь быть.

Чёрный лебедь
Оригинальный текст: Black Swan (Thom Yorke)
Перевод - Олег Паценко

читать далее

Тебе не выправить то, чему криво расти суждено,
Это просто цена, которую должно платить всё равно,
Сделай лучше себе и вещи свои собирай,

Сядь на поезд, билет покупай,

Сядь на поезд, билет покупай.


Причина лишь в том, что ты облажался,

Ты нарвался, нарвался, нарвался, нарвался

Люди смяты, раздавлены, словно крошки печенья,
И словно битума гранулы, спрессованы здесь,
Ты пытался так сделать, чтоб всем оказать предпочтенье,
Но это только не счастье, не здесь и не днесь,
Но это только не счастье, не здесь и не днесь.

Причина лишь в том, что ты облажался,

Ты нарвался, нарвался, нарвался,

И это только лишь просто твоё слепое пятно,
Это так очевидным должно быть, но это не так, как должно. Ты не можешь уже оживить то, что просто мертво,

Можешь только себя задавить и тихо уйти,
И тогда то, что в будущем ждёт, уже всё равно,
Потому что лишь мне суждено здесь сегодня найти,
И тогда с вами здесь я, ощутите касаньем руки.

Я твой черный лебедь, черный лебедь,
Что так рвался вперёд, до вершины добрался,

Отчего же я чувствую, что облажался?

Ты нарвался, мой друг, и облажался,

Ты нарвался, нарвался, нарвался, нарвался
Одиночкой побудь ты своим, что изгоем остался,

Я разрушился, я на запчасти распался

Тьма, О, Тьма...
Оригинальный текст - Darkness Darkness (Robert Plant)

читать далее

перевод - Tanya Grimm из St. Petersburg, литературная обработка - Олег Паценко

Тьма, о тьма, мне стань подушкой,
И голову прими, позволь поспать
В прохладе тени твоей душной,
В покое глубины стихать.
Тьма, о тьма, упрячь тоску мою
По тому, чего же мне не увидать,
Удержи меня от дум касаний
По тому, кем я мне не стать.
Тьма, о Тьма, покровом стань мне,
Ночи бесконечностью укрой,
Забери же боль познанья,
Светом пустоту покрой,
Свет измерен пустотой.

Тьма, о Тьма, долгая и одинокая,
День тот есть, приведший сюда меня.
Очутился на краю печали я,
И тогда познал всю бездну страха я.
Тьма, о Тьма, покровом стань мне,
Ночи бесконечностью укрой,
Забери же боль познанья,
Светом пустоту покрой,
Свет измерен пустотой.

Тьма, о Тьма, покровом стань мне,
Ночи бесконечностью укрой,
Забери же боль познанья,
Светом пустоту покрой,
Свет измерен пустотой.

Тьма, о тьма, мне стань подушкой,
И голову прими, позволь поспать
В прохладе тени твоей душной,
В покое глубины стихать.
В покое глубины твоей молчать,
И в вечном лете, милая, с тобою пребывать.
Давай же, ну давай же, ну давай же, милая, не спать...

Я Сдаюсь
Оригинальный текст - I Surrender (Russ Ballard, Rainbow)

читать далее

Перевод - Surfer, литературная обработка Олега Паценко

Я сдаюсь, дорогая, твоему сдаюсь я сердцу в плен,
Сделай что угодно, что ты хочешь сделать мне.
И будь нежной, пожалуйста, я в руках твоих, девочка,
Это чувство такое, что мне не знакомо  ещё, йей-йе,
И знаешь, я пытался справиться с этим сам,
Это не путь, о котором бы можно подумать мне...
Я жду звонка твоего, глядя на телефон где-то там,
О, дорогая, возвращайся быстрее ко мне...

Я сдаюсь, я сдаюсь,
Я с притворщика ролью не бьюсь.
О, будь нежною, детка, и нежной побудь,
И любовь, что тебе излучаю, не чувствуешь всю?
Я сдаюсь...

Ощущенье такое, что целая жизнь пробежала,
И не верится мне, что это лишь несколько дней,
Как ты ушла, миновало.

Моё сердце вот-вот разобьётся.
Я так сильно желаю тебя, и молю тебя - не уходи.
Здесь остаться со мной – неужели так мало?
И я сделаю всё, что захочешь, прийди,
Это чувство оставь, не кради, что внутри,
Ведь я всё ещё сильно люблю, погоди.

Я сдаюсь, я сдаюсь,
Я с притворщика ролью не бьюсь.
О, будь нежною, детка, и нежной побудь,
И любовь, что тебе излучаю, не чувствуешь всю?
Я сдаюсь...

Я сдаюсь, я сдаюсь,
Дорогая, нежнее ужель ты не можешь побыть,

И сдаюсь, о, сдаюсь,

Ощути всю любовь, что послать тебе тщусь,
Я сдаюсь...

Цветок Лотоса
Оригинальный текст - Lotus Flower (Thom Yorke, Radiohead)

читать далее

перевод - Катя Чикиндина из Могилева, литературная доработка Олега Паценко

 

Я проскользну в твой карман,
Невидим,
Делай, что хочешь, делай, что хочешь.
Я утону и исчезну, я пропаду, пропаду,
И в канаву я соскользну, соскользну,
И вспорю я себя, себя я вспорю.

Где-то в сердце моём космоса есть пустота,
В которой пускают ростки семена,
Вечером этим мне суждено освободить тебя,
Я освобожу тебя.
Где-то в сердце моём живёт пустота,
В которой пускают ростки семена,
Я в пустоте отпускаю тебя,
Освобождаю тебя, о да.

И так меденно здесь распускаемся мы,

Словно лотоса нежного ночью цветки,
И поскольку хотим невозможного мы,

Просто чтобы увидеть: что, если...?
Просто чтобы увидеть, что есть.
И привычку свою мне не победить,
Просто чтоб свою голову чем-то кормить,
Стремительно улетающую, как воздушный шар, Сердце слушай своё, а не мыслей кошмар.

В созерцание нам погрузиться и тихими стать, словно мыши,
Когда котик гуляет где-то по крышам,
Будем делать все, что хотим,
Будем делать все, что хотим.

Где-то в сердце моём живёт пустота,
В которой пускают ростки семена,
Я в пустоте отпускаю тебя,
Освобождаю тебя, о да.

И поскольку хотим невозможного мы,

Просто чтобы увидеть: что, если...?
Просто чтобы увидеть, что есть.
Всё, чего в самом деле хочу -
Этот лотос, чтоб он озарял мою комнату.

И так меденно здесь распускаемся мы,

Словно лотоса нежного ночью цветки,
И поскольку хотим невозможного мы,

Просто чтобы увидеть: что, если...?
Просто чтобы увидеть, что есть.
И привычку свою мне не победить,
Просто чтоб свою голову чем-то кормить,
Стремительно улетающую, как воздушный шар, Сердце слушай своё, а не мыслей кошмар.

Красный дождь
Оригинальный текст - Red Rain (Peter Gabriel)

читать далее

перевод - Егор Бобров из Пензы, литературная доработка Олега Паценко

Красный дождь вниз падёт,
Цвета огня.
Красный дождь долго льёт,
Заливая меня.

В своём сне я стою сейчас у стены дождя,
Не издам я ни звука, пока ты кричишь.
Ведь не может здесь холодно быть, когда так наощупь тепла земля,
Это место так тихо, предчувствие бури ты длишь.

Красный дождь вниз падёт,
Цвета огня.
Красный дождь долго льёт,
Заливая меня.

Я уж видел, хоронят их в города тайных местах,
И сказали они, что ужалил их дождь, и они смотрят вниз,
И нет крови вкруг них, и нет боли, пропал её страх.
Хэй, хэй, нет боли в глазах,
Что увидели красный во всём, без дождя, что падает ниц.

Красный дождь вниз падёт,
Цвета огня.
Красный дождь долго льёт,
Заливая меня.

Красный дождь -
Напряжение давит сильней и сильней,
Возвращается снова и снова.
Ты дождю лишь позволь быть с тобой,
Каплям дай прикоснуться к коже твоей,
Я приду, беззащитен, к тебе
Как дитя, без условий...

Песня для тебя
Оригинальный текст - Sing A Song For You (Tim Buckley)

читать далее

Перевод - Олег Паценко

В сердце моём, где тоскую, грущу по тебе,
И ищу я тебя в улыбке своей, посмотри,

Каждый раз, как ко мне прикасаешься ты

И бежишь от меня, я плачу внутри,

Как глупо всё, я так молод, чтоб больше знать о тоске.

В мире моём дьявол танцует и дарит дары,
Чтоб душу оставить мою, отправить в тартарары,
Пока мне покоя в мире не обрести,
Я буду петь песни для мира для этого, зри,
Я слишком молод, чтобы больше не видеть ни зги.

Ветер холодом здесь укрывает меня,
Небо звёздное мне затопляет глаза,
Далеко городских за пределами стонов звучит:
Ну, достойные люди там могут пожить,
О, псалмы о любви им услышать, любить.

 
О, позволь же мне песню пропеть для тебя,
Я молю о продлении времени дня,
О, позволь же мне песню пропеть для тебя,
Одиночество знало так долго меня,

О, пожалуйста, дай мне минутку из вечности дня.

Здравствуй и Прощай
Оригинальный текст - Goodbye And Hello (Tim Buckley)

читать далее

Перевод - Олег Паценко

Древние люди внизу в подземельях
Работают под управленьем машин и боятся налогов и снов,
В могилах, безмысленны головы их, и взор их прикован к рукам,
И притяженье сердец их зациклено лишь соблюденьем основ,
Делая вид, что интересны им башни, чей маскарад соблюдают они,
И не замечая уже расширения трещин, что множатся в оные дни,
И прощаюсь с железом я, да-да-да-да-да,
И воздух с улыбкой приветствую я.

О новый танец детей ------ и я молод
Шариков танец и цвет вокруг
------ я буду жить,
Двигаясь в хаосе, что замыкают мой круг ------ я силён,
Чтобы ветер с луны сдувать
------ Картины небесными красками
Нарисовать ----- Вы удивительны так и так странны
В солнца лучах опять
------ Семенем дня
Свободно они полетят ------ Ощути измененья,
Словно всё вокруг стало единым ------ Путь узнай, стань любимым

Наркотиком скорости взорван и вспахан хайвэй,
Путешествие к чёрту, двигайся просто быстрей и быстрей,
Их нервы шалят, и они дышат, но не могут вдохнуть,
И бегут они прочь от шкафов из скелета, таков этот путь,
Закоснелый в традиции, в кошмар обращённый, не помни, забудь.

В никуда вообще, и в ужасе смотрят они,
И я… быстрее, быстрее… прощаюсь,
И розе приветливо я улыбаюсь.

О, новая детская пьеса ------ Под сенью кустов

Можжевельника так молод я ------ Я буду жить,
Голубыми иль серыми будут те надо мной небес
а ------ Я силен,
Хоть они продолжают жить так легко ------ Я могу двигаться
Здесь так спокойно, так медленно ------ Вы так странны,
Что можете здесь столь спокойными быть
------ Семя дня
Столь изящно растить ------ Ощути измененья,

И «да» пониманью скажи ------ Путь узнай, ощути

Король с королевой в своём замке рекламных щитов
Лунатически вниз в коридоры влачат за собою богов,
Всё, что нажили, и преходящие ценности их,
Электронным святыням поклонятся вместо святых,
На которых играет так поздно, так поздно коммерческий стих
В опустошенном этом дому только роскошь слепых.
И с Маммоною я распрощаюсь,
И в улыбки поток окунаюсь.

О, новая деток покупка ------ Я молод, чтоб
Весь мир за бесценок отдать ------ Я буду жить
Без единого цента, плевать
------ Я силен,
Чтобы этому принадлежать ------ Чем никто не владеет,

я могу дать ------ Вы так странны,
Что-нибудь где-нибудь ------ Семя дня,
Каждый вырос и выбрал свой путь
------ Ощути измененья,

Настолько они велики, поделись ------ Путь узнай, веселись

Водевиль генералов на сцене кружится, мелькает,
Своих зрителей автоматным огнём сокрушает,
И Свобода, Насилие – только клоуны-эквилибристы,
Что могилы наших детей уравновесит, садисты?
До тех пор, пока блюдолизы поют "Война - это мир",
В веселье исчезнут Любовь, Волшебство, мой кумир.
И я с убийством тихонько прощаюсь,
И приветливо так я дождю улыбаюсь.

О, новые дети не могут ------ Я так молод,
Что друзей и врагов не различить ------ Быстр, очарован, их не замечая,

Я буду жить ------ Я силен,  
И так рад, это длить бы и длить ------ Горстями рассвет

Я могу вам ещё подарить ------ Вы так странны
В этом калейдоскопе людей ------ Семя дня,
Что приходит из будущих дней
------ Ощути изменения

Великой Китайскою кожей стены ------ Путь узнай и прими

И обескровлены мужья-шуты, что слушают, ух ты,
Как овцы, крики и команды жён своих,
Мужчины, что и не мужчины вовсе, там женщин оставляют,
Увидеть можешь их фальшивую любовь в кровати из ножей,
И откровенье тел своих, боясь, не открывают,
В разводе тайном здесь живут, не выживают.
И с этим прахом, пеплом я прощаюсь,
И девушке тихонько улыбаюсь.

О, новый детский поцелуй ------ Я молод,
И они горды настолько, чтоб узнать ------ Я буду жить
У древа женского блаженства ------ И я силен
Огнём мужского совершенства
------ И знающий не убоится,

я могу вам это даровать ------ И вы так странны,
Они одежд покров снимают ------ И семя дня
Так честно, ясно представляют
------ И перемены ощути,

Как та река, которая течёт ------ И Путь узнай, в поход…

И люди древние так медленно уходят,
Газет пылающих самоубийство мозга словно,
Безбожной и бесполой бесцельностью гагар
Их замки призрачные растворятся в волнах.
И маски смерти компромисса надевают ежедневно,
И дети новые жить будут, чтоб старейшины погибли,
И я скажу Америке «прощай»,
И посылаю я улыбку миру и привет. Hello. Goodbye.

Олег Паценко
Строки

читать далее

Я здесь, на кухне своей, читаю ненужные строки,

Они слагаются в строфы, что миром кровоточат,

И чувствую кожей я, что надвигается морок,

Что я один из тех, кто не поют, а молчат.

 

Молчанье моё так красиво, так таинственно и так сладко,

Загадочен я, приятен всем мой потаённый взгляд,

Ведь если скажу о том, что всё реально, не гладко,

То будет много обид, и слёз, и прощаний. Простят

 

Мне близкие что угодно, но только не текст мой убогий

О том, что чувствую я, что манит меня и страшит,

И ляжет тогда под ноги мне упругой змеёю дорога,

В которой один, к сожаленью, я, не понят, и проклят, забыт.

 

Я, как никто в этом мире, всё о словах понимаю,

О лживости их и мере, о том, что невыразим

Взгляд мой, касанье руки, случайность встречи в трамвае

С тем, кто мог бы быть близок мне, нежен, любим, любим.

 

Я здесь, на кухне своей, только слова бросаю,

Топкой разверстой глотки смотрит мой микрофон,

Я улетаю с дымом, с огнём этих слов сгораю,

Надеюсь, что Бог простит меня, что это не сон, не сон.

 

Я часто и сам себе не верю, не верю, не верю,

Я знаю и чувствую остро, как часто словами я лгу,

Но выбрасываю из себя слова эти – мясо зверю,

Я не верю, но воду ношу, чтоб смыть словес шелуху.

 

20.08.2011

Олег Паценко
Птицей озябшею...

читать далее

Птицей озябшею чувства мои замирают

В кормушке, что люди повесили в зимнем саду,

Деревья в снегу, и дождь его наземь сбивает,

И мёрзнут крупинки дождя на раннем снегу.

 

И так очевидна картинка, и так удивительна для сентября,

Что тёплой погодой, увы, не согреет меня,

Я птицею зимней из августа в осень влетел,

И ветер ночной мне тихонечко песню напел.

 

То звонкая песня зимы среди летнего сада,

И зелень его по ночам истончает прохлада,

Даруй же мне, Господи, чувств полноту, береги от распада

Любовь и ту зимнюю песнь. Я молю. Ты прости, что нескладно.

Олег Паценко.
Апрельский гимн голоду

читать далее

День апрельский. Моё сердце черно, как ночь.

Господь, почему ты не слышишь плача о маме,

О том, что никто мне не в силах помочь

Допеть эту песнь о весне,

О любви, и о том, что снедает меня.

И вовне,

И снаружи звучит.

О том, что забудется, вспомнится, вскрикнет. Забыт

И заброшен тот маленький мальчик, что лет сорок назад не доел,

Чья сотнями песен любовь так воспета была. Он всё вспомнил,

Несчастный. Тихонько запел

Он песнь колыбельную ту, что услышал от мамы своей,

Что голодом дышит по ней.

И мальчику поздно прошедшее вспомнить и звать,

И маму свою поджидать

У окошка часами, что тянутся голодом вечным, и так ненавидеть, любить,

И не спать.

И больше не помнить, и женщин других полюбить,

Чтоб маму свою позабыть.

И к ней приходить.

Ненавидеть за голод.

О, Господи! Не утолить…

Отпечатки рук
перевод песни Fingerprints от I Am Kloot

читать далее

Если небо – частичка кожи твоей,

Значит, я могу стать рядом в небе, прикоснувшись к ней...

И отряхни ты прах моих касаний с себя,

Посмейся, как ты можешь,

Как ты можешь, любя.

 

Есть шанс нам не быть здесь с людьми,

Чьи мысли лишь о том, что думаю о них «Они».

И сможем мы уйти

От этих чувств, что нас заполонили,

Парализуют по вся дни.

 

И я подозреваю, что я пел

Всю свою жизнь о том,

Что хорошо всё, всё all right.

И твои деньги, твоё время промотал,

Но хорошо всё, всё ведь fine.

 

Поскольку не остался я в плену

У чувств, что сковывали жизнь мою.

И у меня есть шанс уйти

От тех людей, чьи дни во мнениях других потеряны,

Не так ли?

 

Любой в толпу попавший с толку сбит,

В глубинах одиночества зарыт,

И против этого лекарства нет,

У нас есть пули,

Нет стрелков,

И это – точно не ответ.

 

И верно ль, что не сможем мы уйти,

От чувств, что нас заполонили,

Тех, которыми полны?

И мы останемся с людьми,

Решившими, что им важнее то, что думают о них другие, не они?

Не так ли?

 

И если небо всё же - кожа твоя,

И у меня есть шанс коснуться тебя,

То отряхни касаний прах моих ты с кожи своей,

Посмейся, как ты можешь,

Ну давай же, сильней…

 

Возможно, что единственною песней моей

Была баллада этих дней,

Когда и деньги я твои, и время промотал,

Но всё ведь хорошо, всё было fine.

Я ощущаю спиной
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Я ощущаю спиной, когда ты собираешься падать,

Ловушки своей территорию, как ладонь свою, знаю на память,

Вижу внутренним взором, чакрами всеми до дна –

Нас разрезали надвое, и я в этом мире одна.

Твоя половина меня умирает от серости,

Моя половина тебя ищет формулу цельности,

Над нами склонились ангелы… точно… их двое…

Думают долго над тем, как нас сшить с тобою.

И точат свои не ножи, а иглы большие,

Чтоб нас с тобою сложить, чтобы крылья к рукам пришили -

Моё крыло к руке твоей, или наоборот, как им захотеть?

Не знаю, сможет ли дивное это созданье взлететь,

Может, его как чайку надо бросить на ветер,

Только сегодня безветрено, нынче штиль,

Зигзаги тёмные швов разъедает пыль.

Я ощущаю спиной, когда ты собираешься падать,

Ловушки своей территорию, как ладонь свою, знаю на память,

А пропасть – она же и небо, так сейчас говоришь мне ты,

Пойдём, а там увидишь… Давай… Лети…

Отец
(перевод «Батько» из Василь Махно)

читать далее

Знаешь мой отец ровесник Джона который Леннон

Когда Джон пел он закладывал клемму

И закладывал каждую пятницу поскольку шОфер…

Что-то ломалось там – гасли свечи залитые бензином

Битлы летали в Индию – миновали зимы

И дети цветов ломали стебли и строфы…

 

Знаешь местечко: пара авто – ратуша - рынок

Брусчатка которую клали пару столетий как в Риме

Рамы в домах дрожали вроде скрипичной деки

Дети 50-х: дети войны сломанное поколенье

В плаще из шевиота и в резиновых сапогах аж по колено

Стоит на остановке моя мама-студентка

 

Знаешь, в классах музыкальных: баян, гитара иль домра

Музыка тербует жертв словно от донора

Оркестр из педучилища в сохранившейся синагоге

Теперь уж в районном клубе – греется от керогаза

В новеньком «газоне» - затягиваясь раз за разом –

Мой отец ждёт маму – на углу, у порога

 

Знаешь, через несколько лет их брак неудачный распался

Музыка вдруг поменялась – я повзрослел и остался

Джон женился на Йоко, возглавив колонны хиппи

Станет петь о цветах – сменит одежду и стили

Запустит усы и бороду словно пророк в пустыне

Его привлекут свобода и леваки в Палестине

 

Знаешь местечко тоже изменится потому что военные

Части прийдут в казармы – лётчики лбы здоровенные

Весенние и осенние призывы цикличны как времена природы

Петь будут песню Джона: про вчерашние стылые воды

И про любовь несчастную – поодиночке и хором

Про то, что всё и всегда проходит

 

Знаешь, на перекрёстке где папа ждал долго маму

Музыка не изменится, я слышу её: пам-пам- пабам

И слышу, как тот оркестр сбивается с ритма и сути

И Джон, что лежит на асфальте, застреленный в Нью-Йорке

В тёмных своих смешных очках уже постарела Йоко

И музыка как расставанье мне непонятна до жути

 

Знаешь именно потому что отец  мой ровесник Леннона Джона

Я вижу его молодого летящего в кабине «газона»

А мама на перекрёстке стоит напевая «Let It Be»

Она его девушка и он спешит-летит

Ещё миг остаётся им только, ещё только миг

А их музыка остаётся только тебе. That’s It

Пустыня
Тому Слейту
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Это пустыня мой волк

И далёк бесконечно далёк наш оазис

А под лапами вязнет песок

По грудь ты влипаешь в пески

И сочится уж кровь

И мерцают следы как алмазы

Впереди лишь капкан

Покрытый чужими костьми

 

Запекается солнце

Кровавой прожилкой в глазах

Остаются лишь силы на выдох

И усилье на вдох

В этой пустыне жалости нет

А на другом берегу на рысях

Твой обескровленный брат или враг

Или кто там живой кто не сдох

\

Уже он и раны залижет

Сквозь частокол из клыков

Словно варёное мясо

Просунув распухший от жажды язык

Этот счастливец чья голова

Невесомо поникла

Он остался он выжил

К этому он до сих пор не привык

 

Он её победил

А тебе одолеть её было не в силах

Эту пустыню как подлый капкан

Как рану паучьих укусов беду

И возгорается линия неба

И рвётся как жила

И одиноко волчица

По горизонту бежит наяву   

 

Ты рванёшься за ней

Изо шкуры костей и из тела

Оставляяя воронам

Боли чёрный отчаянный вой

И помчишь ты в миры

Ошалевший от юности силы

Что звенит так и бьётся

Как сердца уверенный бой

 

Милый волк мой прости

Это всё только фата-моргана

Не волчица не женщина

Качнулись твои здесь весы

И нутро запеклось

И открылась на шее та старая рана

В общем ты ещё жив

Я молю тебя волк мой ползи

Без дыханья скорее всего не смогла бы...
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Без дыханья скорее всего не смогла бы

А смогу ли без прикосновения

Нет никого

Кто бы мог прикоснуться ко мне

Просто за руку взять

За плечи обнять

Взять

Снов моих запрещённых никто не касается

Как болезнь кислородного голода

Боль тотального некасания

Так ощущается

Где ты мой из плоти и пота

Запаха

Вздоха

Вкуса

Ни коснуться тебя

Ни свернуться

Влажным моллюском

Ни быть

Ни иметь

Оставляю свой голос

Лишь немота

В теле голодном моём прокололась

Засыпаю любимый

Время проснуться тебе

И вот это окно разделяет комнату с садом...
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

И вот это окно разделяет комнату с садом,

На подоконнике ты остаёшься,

И неостановимо, незримо

Связать ты пытаешься две пуповины,

Потому что есть то окно, что пока разделяет комнату с садом.

Есть комната, в чьей тишине затаилося тленье,

Есть болезни пульсации,

Болезнетворность вибрации,

И ступня твоей правой ноги,

Что ритмично качается,

Баламутит, как кофе осадок,

Воздух мертвящий и запах акации,

И безумия атомы толкает невидимо.

Всё же есть здесь окно,

И оно разделяет комнату с садом.

И есть ещё сад, что дождём растревожен,

И искрящейся каплею золота,  

Ласками он так разнежен и так изнеможен,

И полон любовного трепета,

В котором букашка, что день лишь живёт,

Песню о вечности жизни поёт…

Под телами ветров-искусителей так прогибаются травы,

Своей левой ступнёй ты колышешь наш воздух, лишённый отравы,

И губами горячими солнце целует мизинец…

Но всё с нами окно, оно есть,

И оно разделяет комнату с садом.

Анонимные любовники
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Любовники самые лучшие

В конце-то концов обойдутся без узнавания

Ни в какие контексты культурные

Никем не прописаны

Анонимные Ромео

С безвестными Дон Жуанами

Не зависнут на кончиках перьев

Не сдадут они тестов

На место что в вечности им суждено

Между гладких страниц

Потому что им хватит лишь пары

Неизвестных истории дам

Для перфектно закрученных драм

С навахами песнями

Ненасытными лаской ночами

И унылыми чернорабочими днями

И с битой посудой изменами

Бегствами гневом стыдом

Стонами криком огнём

Борьбой сумасшедшею тел

За право быть первым в раю

Извините начхавши на всю

Анонимность свою

Чёрно-белые фильмы…
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Чёрно-белые фильмы

О моём неуменьи молчать в тишине

О безумном желаньи

Озвучить музыку тела

О любви

Как поездке

К берегу вечного лета

О словах

Что срываются с уст

Как лавины с вершин

И не ведают логики

Силой голоса

Вспять обращают

Русла рек и светила небесны

… В кинозалах моего одиночества памяти

На последнем сеансе

Будь рядом со мною

Читай

Субтитры что пишутся на моём языке

И в луче том молочном

В корридорах дрожащих сияний

На экране забытого времени

О том что всё это уже не имеет

Ни малейшего смысла

Кроме света и тени

Света и тени

Над телом этой сумрачной воды…
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

Над телом этой сумрачной воды

Мы пролетали на рассвете, погляди

То отмели невинные полны

От лотоса, что зацветает в лоне,

От тёплого, гортанного «не уходи».

Не уходи из сна, там задержись, ведь там

Всем горным неизломанным хребтам

Приснились облаков нескошенные травы,

И мы летим, за руки взявшись, над отавой,

Поскольку на рассвете так прохладна высота

Над телом этой сумрачной воды.

Не уходи из сна, о, задержись, не уходи.  

На своих каблуках сумасшедше-высоких…
(перевод из Мар'яна Савка)

читать далее

На своих

Каблуках сумасшедше-высоких

Я линию танца рисую

И не знаю я точно где она оборвётся

Поскольку всё что начало имеет

Обязательно здесь и прервётся

Я ощущаю

На щеке своей твоего дуновенье дыханья

Ты

Так осторожно ступаешь

Боишься её оборвать

Но деревья что здесь в одиночестве

Уже в ожиданьи рожденья цветенья

И свет

Что родился из ночи

И из тишины

Появились слова

На своих

Каблуках сумасшедше-высоких

Я царапаю знак бесконечности

Я люблю

Я танцую

Горечь

читать далее

Никогда не говори со мной о том, что тебя на самом деле волнует. Слушай меня с интересом, и рассказывай, что тебя ко мне тянет, но никогда не говори со мной о том, что же волнует тебя на самом деле. Ведь я могу этим воспользоваться и приблизиться настолько, что разрушу тебя, или ты разрушишь меня. И что с этим делать?

 

Никогда не говори мне, что я тебе нравлюсь, и смущайся, когда я тебе это говорю. В самом деле, зачем мне знать или слышать о том, чем я для тебя ценен. Ведь я могу воспользоваться этим, а потом уйду. Я обязательно уйду, сказки не будет потом и тогда, хотя, возможно она и будет здесь и сейчас. И что с этим делать?

 

Никогда не позволяй себе хотеть чего-то от меня, ведь скромность украшает женщину и придаёт ей загадочности. Я ведь умный, догадаюсь, и рядом с тобой всё время обязан сдавать экзамен на ум и интуицию. А ещё – вдруг я выполню твои желания, или сделаю что-то такое, отчего они станут явью, и самое страшное – ты будешь мне должна за это что-то, что-то очень важное. И что с этим делать?

 

Никогда не позволяй себе эмоций и чувств, особенно в моём присутствии. Ведь так ты делаешь себя слабой, а я легко воспользуюсь твоей слабостью. И не смогу позволить себе чувств в твоём присутствии, и это не развенчает меня в твоих глазах, и не приближусь, и останусь сильным и устойчивым, и надёжным. И что с таким делать?

 

Никогда не говори мне, чем я дорог тебе, скрывай настолько долго, насколько сможешь. Я большой мальчишка, и у меня вырастет корона, если вдруг я услышу твои тёплые слова, и я возгоржусь, или – вдруг захочу сказать тёплые слова тебе. И что с этим делать?

 

Никогда не показывай мне, насколько ты меня хочешь. Я ведь воспользуюсь твоим желанием, а потом уйду. Обязательно буду любить тебя очень сильно и очень нежно в этот момент, но потом ведь уйду. Буду возвращаться со всех своих фронтов, но потом снова уходить. Не смогу остаться с тобой, скорее всего, так и настолько, как тебе надо. И что с этим делать?

 

Никогда не спрашивай меня о том, что с этим делать. Я не знаю и не хочу знать. Я знаю только то, что я здесь и сейчас с тобой. Хочу быть с тобой и могу быть с  тобой. Всё, что я знаю про там и тогда, это то, что когда больше не захочу быть с тобой, скажу тебе об этом. Могу обещать тебе только эту честность. И хочу, очень хочу в ответ того же. А больше ничего не хочу. И ничего с этим делать не нужно.

Творчество Терапевтов (ТТ)
Привет!

Здесь, на этих страницах, предполагается публиковать всё, что относится к творчеству терапевтов. Несмотря на грозное название ТТ, никакой цензуры не предусмотрено. 

читать далее

Статьи, стихотворения, фотографии... Будем рады нашему совместному творчеству, и надеемся, что друзья, коллеги, клиенты, отдающие должное вашему профессионализму, узнают о вас чуть больше как о людях.

Даст Бог, и журнал СЛОГ здесь разместится, во всяком случае звуковая его часть - так точно.

Пишите Олегу - Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.